Англофил (valchess) wrote,
Англофил
valchess

Многозначительная Россия - 80: Фильм BBC "Следует ли бояться Россию?"

Без малого год назад у меня был пост "Фильм BBC о Луговом или Портрет Патриота". И вот в минувший понедельник, в самый что ни на есть прайм-тайм (20.30) главного британского телеканала BBC1, в рамках популярного политического цикла Panorama был показан новый фильм того же автора - московского собкора Sunday Times Марка Франкетти (Mark Franchetti). Название получасового фильма (который, кстати, смотрели 2.4 миллиона зрителей - 10% всей аудитории) весьма многозначительное: "Should we be Scared of Russia?". Т.е. "Следует ли нам (англичанам) бояться России?"

Ответ на этот вопрос зрителю предлагается получить от самих россиян. Уже в преамбуле фильма Франкетти декларирует: отношения между западными странами и Россией ухудшаются, некоторые поговаривают о возобновлении холодной войны. Мы на Западе видим, как Россия все более агрессивно играет своими военными и энергетическими мускулами. А вот в России настроения иные: там люди почему-то ощущают себя как в осажденной всем западным миром крепости. Вот давайте этих российских людей и послушаем. И этот принцип выдержан очень четко: в фильме минимум авторских комментариев, а те что есть - сдержанные и сугубо фактологические. Автор задает вопросы - российские люди, знаменитые и беззвестные - отвечают. Несколько наблюдений, показавшихся мне любопытными.

  • Фильм все же начался с "world's perspective". Любопытно, что за исключением Гордона Брауна (с одной фразой), о новообретенной агрессивности России говорили американские деятели - МакКейн ("I look at Mr Putin's eyes and I see three letters "K", "G", "B"), Обама, Райс. Со своей стороны, В. Познер отметил, что если раньше антиамериканизм присутствовал в основном на уровне идеологии и властей, то теперь он распространен в народе, особенно среди молодежи. А Леонтьев на вопрос "Вы думаете, что Америка хотела бы видеть Россию слабой?" ответил: "Америка хотела бы, чтобы Россия не существовала".

  • Тот голос России, который звучал в фильме - это голос именно что Единой России. Не в партийном смысле - люди, отвечавшие на вопросы Франкетти, весьма разные - скажем, М. Леонтьев и В. Познер несовместимы даже стилистически. Но в этом фильме практически все говорили в унисон. Это был тот самый голос, который превалирует внутри России. Голос большинства, если угодно. Или - тот Голос, что звучит по главным каналам росийского телевидения (разве что в весьма вегетарианском варианте - даже Леонтьев как-то обошелся без своей фирменной экстремальной антизападной риторики). Никого из оппозиции в фильме не было и близко - ни каспаровых (пишу "фамилию" во множественном числе и с маленькой буквы, чтобы подчеркнуть типаж, а не персону), ни касьяновых, ни явлинских, ни - тем более - лимоновых. Говорили именно те, кого можно регулярно слышать по главным каналам российского телевидения. Это относилось и к знаменитостям, и к людям простым (Франкетти вел беседы и в Кремле, и на гламурной вечеринке столичного бомонда, и в ГУМе, и в некой деревне в 100 километрах от Москвы, и в Крыму) - никто не озвучил хотя бы минимальных оппозиционных настроений.

    Ну а главным собеседником Франкетти был вице-премьер Сергей Иванов - фрагменты интервью с ним (все время широко улыбавшимся - независимо от предмета разговора) прошли через всю передачу. Собственно, фильм начинается с обращенных к Иванову слов Франкетти: "Запад видит Россию автократичяеской и недемократической". Тот отвечает (на отличном английском): "Да, есть такое восприятие. Они все еще думают, что здесь медведи ходят по улицам, а все русские - пьяницы... Мы объясняемся искренне - наши слова фальсифицируют..." "Too much mistrust", - вставляет Франкетти. "Yes. The wall should go" - цитирует Иванов "любимую песню Пинк Флойд".

  • Сообща наши люди внятно воспроизвели практически все претензии к Западу, что звучат внутри России: НАТО, подбирающееся все ближе к нашим границам; размещение противоракетных систем в Польше и Чехии; несправедливая оценка действий России на грузинском направлении; вмешательство в дела Украины; Крым и российский флот; претензии США на мировое господство при отказе России претендовать на сходную роль в локальной зоне своего традиционного влияния... И главное: Запад не понимает Россию и не хочет понять.

  • Имя президента Медведева было, кажется, помянуто, один раз и мельком. "Russian strong man" Путин - вот кто лидер. Окна в квартире Франкетти выходят на Кутузовский проспект. "Смотрите", говорит он: "это очень оживленная магистраль. Но дважды в день она замирает минимум на полчаса" (и действительно, на экране - пустынная улица): "это едет Путин на работу и с работы" ("снимать", добавляет, "категорически запрещено"). "Путин - как царь". "При Ельцине нам зарплату не полностью выплачивали, а при Путине полностью, и пенсии все время повышают", - говорят деревенские женщины. И не понимают, почему Владимир Владимирович ушел с президенства. А вот что говорит молодая мать, покидающая роддом: "У нас есть уверенность в будущем. Нынешняя стабильность в нашей стране позволяет иметь больше одного ребенка". И добавляет: "Мы не какая-нибудь недоразвитая страна, а супердержава!" Ну и знаменитости привычно заливались соловьями: Н. Михалков напирал на то, что лидер "выглядит хорошо, не пьет, отвечает на все вопросы и вернул России достоинство", а М. Леонтьев - что "Страна пробудилась с приходом Путина" и "Путин после унижений и деградации 90-х вернул России государство". "Но ведь Путин авторитарен", - сказал Франкетти молодой девице, встреченной в ГУМе. Цитирую ответ: "Мы не такие цивилизованные, как хотелось бы. Поэтому нам нужна сильная рука". Тут же включается ее товарка: "С нами, русскими, надо обращаться жестко".

  • Франкетти - Иванову: "У Вас больше нет оппозиции, свободной прессы. Вы понимаете, почему английские люди не думают, что у Вас тут демократия?". Ответ: "Мы - демократическая страна, и назад пути нет. Но наша демократия никогда не будет копией англоамериканской. Но базисные стандарты демократии у нас есть". Владимир Познер (разговор, судя по всему, шел в его квартире, на фоне антиквариата) объяснил термин "дерьмократия" ("shitocracy") и высказал популярную, насколько я понимаю, среди российской либеральной интеллигенции мысль: Страна не готова к западной демократии, ее здесь никогда не было, с этим надо смириться. Китаю претензий по этому поводу не предъявляют. Вот и России не надо. А то будет только хуже! И всем. В общем, "Give this country a break!"

  • Заключал фильм монолог Никиты Михалкова. Цитирую (почти дословно): "Ты меня не любишь, англичанин. Ты меня давил много веков. Но у тебя есть мощь. И ум. И я тебя уважаю. Я хочу иметь с тобой дело. Я тоже мощный и умный. Я хочу, чтобы ты уважал меня как противника (в английском переводе вместо "как противника" прозвучало "as opponent". Не знаю, случайно или нет), а я тебя. Россию надо уважать. Хотите разговаривать - давайте разговаривать. Хотите драться? Давайте драться. Только потом не жалуйся".

    Все это с фирменными, так нам всем знакомыми (и по фильмам типа "12", и по бесчисленным телепроповедям) интонациями. Такими задушевными, свойскими, искренними. Ну и с легкими угрожающими обертонами, конечно. На крупном плане это выглядело просто как классический монолог взявшего собеседника за пуговицу и слегка дышащего прямо в лицо перегаром немного неуравновешенного гражданина во флотской фуражке, вроде бы уверенного в собственной неотразимости, но все же слегка сомневающегося: "Ты меня уважаешь?". Не сомневаюсь, что сам Никита Сергеевич полагал, что воплощает очень привлекательный образ сильной России.

    Но он дал возможность Франкетти заключить: "Итак, какие настроения превалируют в России? Масса противоречивых эмоций: с одной стороны - культивируемое чувство превосходства бывшей супердержавы, с другой - комплекс неполноценности, как раз потому что бывшей... И здесь сыты по горло лекциями с Запада"...
  • Tags: bbc, Политика, Россия-Британия, Телевидение
    Subscribe
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 61 comments
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →