Англофил (valchess) wrote,
Англофил
valchess

  • Music:

Реформа Академии Наук с широко закрытыми глазами

На новость о пресловутом «проекте федерального закона о Российской академии наук» я откликнулся в своем фейсбуке сразу по ее появлении, вечером в минувший четверг. Собственно, мне захотелось увековечить у себя чрезвычайно красноречивую фотографию министра Ливанова, сделанную фото-корреспондентом strf.ru Игнатом Соловьем на пресс-конференции в ИТАР-ТАСС. Министр почему-то развеселился, услышав резонный вопрос журналистки polit.ru Н. Деминой «Зачем же проводить такую реформу летом?». Получилась совершенно замечательная фотография, этакая улыбка министерской Джоконды. Ну и заодно я без долгих раздумий и, что называется, «в сердцах», высказался. Это высказывание было приведено в качестве приложения к обстоятельной статье Натальи Деминой «Ливановская реформа РАН», и некоторые читатели polit.ru обратили на него внимание. Я решил его скопировать "для истории" сюда, но с некоторыми изменениями. Вообще, я от этой своей реплики не в восторге – она была написана за две минуты и, в общем, особой глубиной не отличается. И к тому же относится к жанру политических спекулятивных предсказаний, коего я сам не являюсь поклонником. Но что написано пером... А поток новостей, связанных с этим нерядовым событием, нарастает.



Мой прогноз на развитие событий вокруг этой «реформы» такой. Безусловно, сама по себе реформа была инициирована с самого верха – слишком принципиальное и обещающее большой шум решение, и слишком скоропостижно оно объявлено, чтобы быть инициативой правительства – такие вещи в российском государстве c его "вертикалью" без благословления Первого Лица не делаются. И вряд ли тут обошлось без недавно обиженного Академией М. Ковальчука – кто еще имеет надлежащий аппаратный вес вкупе с неформальным доступом на самый верх – думаю, никто не удивится, если выяснится, что неизвестные даже академическому руководству предложения по реформе разработаны ассоциированными с ним людьми. В ответ на беспрецедентное унижение «научная общественность» встрепенется, на свет появятся многочисленные заявления всевозможных «советов» и письма известно кому - личные и коллективные. Найдутся и заслуженные академики, которые поставят подписи. А особо принципиальные (и действительно являющиеся выдающимися учеными, могущими позволить себе поставить вопросы чести впереди опасений выпасть из формальной научной "элиты") даже откажутся от членства в новой академии. Впрочем, новый президент В. Фортов, да и весь президиум РАН таких резких движений делать не будут (если бы сделали - было бы очень интересно, ибо был бы шанс выстроить действительно независимую научную структуру, но это нереально), но попытаются аппаратно получить доступ к верховному уху. В условиях молчания Национального Лидера и с учетом неполной ясности, что, собственно, происходит, официальные СМИ будут освещать ситуацию амбивалентно – цитируя лояльных к любому телодвижению верховных властей деятелей типа Садовничего в поддержку реформы, они будут сокрушаться и по славной судьбе освященной веками научной цитадели – и вполне громко будут звучать предположения, что министерские либерасты на самом деле выполняют указание вашингтонского обкома погубить отечественную науку (находящуюся, как утверждают некоторые "эксперты", в хорошем здравии - это англосаксы со специально выдуманными индексами цитирования на их чуждом нашей науке языке клевещут).

После того, как outcry достигнет крещендо, будет выдержана необходимая по законам драматургии пауза и в последний момент вмешается Президент. И спасет Академию Наук! Во всяком случае, так это будет подаваться широкой публике. Т.е. сам-то закон о реформе к тому времени уже может и Думу пройти (процесс этот, раз начался, обычно быстро набирает инерцию), но Президент лично объявит о такой форме осуществления реформы, что и волки будут сыты, и овцы целы (и тоже сыты). «Овцы» - это, конечно, академики, а не сотрудники институтов РАН. Основные организационные моменты реформы останутся (возможно, хотя и маловероятнл, включая странное объединение в единую академию с дарованием своим и чужим членкорам академического статуса - что сам этот статус размоет и лишит в общественном мнении значительной доли авторитетности) и повышенное денежное довольствие для всех академиков (уже объявлено, что целевые деньги на это предусмотрено); а вот распорядительные функции создаваемого супер-агенства "по управлению наукой как таковой" будут смикшированы, во всяком случае, на словах. Возможно, Академии будет предложено делегировать туда своих предствавителей, да и главой будет назначен кто-нибудь с академическим званием. Такие люди есть у Ковальчука. Или, скажем, академик Некипелов может оказаться вполне подходящей кандидатурой: экономист (автор получивших широкую известность монографий!), имеет опыт руководящей работы в Академии и в индустрии - он ведь ни много ни мало председатель Совета директоров «Роснефти», так что на короткой ноге с президентом этой компании И.И. Сечиным – а близкие взаимоотношения того с Президентом страны всем известны... И Академия (в лице некоторых своих руководителей) останется таким образом независимым в некотором роде субъектом. Что несколько успокоит и рядовых сотрудников, которые от любых изменений не ожидают ничего хорошего.

А наука... А что наука? Здесь ничего принципиально не изменится, разве что какие вывески и физиономии поменяются - все останется так, как оно и было. Что в динамике означает - даже хуже, чем было. Ясно ведь, что реформа, направленная на повышение эффективности научной работы (в том числе включающая и пересмотр хозяйственных функций Академии) давно назрела, но ведь декларирована совсем другая реформа. Во всяком случае, она начата так, что трудно поверить, что ее цель предусматривает что-то иное, кроме перераспределения недвижимости и финансовых потоков. Да и время для реформы снаружи выбрано странное: только что выбран новый президент академии, объявивший пусть о мягкой и туманной, но реформе изнутри. Чего это вдруг государство встрепенулось и прибегло к таким сильным и разработанным в условиях необъяснимой и унизительной для всех ученых секретности мерам? Результат: настоящая реформа, о которой столько лет говорили на разных уровнях, дискредитирована и вряд ли теперь осуществима в принципе. Зато Национальный Лидер ко всем своим заслугам добавит еще одну и будет вписан в создаваемую «единую историю» как спаситель исторического научного учреждения. Да и всей российской науки, которая без него бы не выжила. А теперь будет процветать – хотя бы в историческом департаменте (так и вижу учебник со списком верховных покровителей российской науки, где В.В. Путин будет красоваться через запятую с Петром Первым). Я серьезно думаю, что этот пиар-эффект в осуществляемую спец-операцию был заложен с самого начала, и столь же важен, как и материальные выгоды для реальных бенефициаров «реформы».

Ну и другой побочный эффект: министр Ливанов, с моей точки зрения человек компетентный, не столько политик и идеолог, сколько ориентированный на (абстрактный) мировой опыт технократ, но обладающий при этом уникальным даром объединять против себя и принципиальных противников, и потенциальных сторонников, будет, наконец, с треском уволен. Пока что есть ощущение (и красноречивая фотография подсказывает), что «реформы» он осуществляет с «широко закрытыми глазами». Возможно, что именно эта «реформа» станет и той последней каплей, после которой и премьер Медведев отправится на уже подготовленное для него место где-нибудь в Конституционнном Суде или новом Верховном Суде - тоже, кстати, продуктом объединения, и без лишних дискуссий. А какие дискуссии могут быть касательно суда – относительно него, в отличие от науки, ни у кого иллюзий давно нет. Неясно, правда, почему относительно науки (и образования!) такие иллюзии у многих налицо - не может же быть в российском обществе и государстве «независимого» оазиса, в котором дела могут идти по схеме, отличной от происходящего в других отраслях. Управляемых пресловутой вертикалью вполне определенным образом. Так что лично я пессимист и не верю в реформы (в реальные реформы на пользу дела) при нынешней системе вообще. Типовой пример реформы – переименование милиции в полицию. Вроде, ныне есть намерение все вернуть «взад». Вот и с академией примерно так будет.
Tags: Власть, Наука, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments