Англофил (valchess) wrote,
Англофил
valchess

Category:
  • Music:

Некоторые мысли по итогам реакции на интервью К. Северинова о реформе Академии Наук

Продолжу тему своего недавнего текста ("Реформа Академии Наук с широко закрытыми глазами") и скопирую сюда из своего фейсбука два статуса, связанных с этой пресловутой "реформой". Несмотря на лето, тема продолжает быть горячей - и неудивительно: асфальтовый каток разогнался - и не видно, как его остановить. Как я и предсказывал, ситуация несколько "нормализовалась" после того, как новый президент РАН Фортов достучался-таки до Национального Лидера (больше ведь реальных инстанций в стране нет). Правда, кавычки я поставил не случайно: суть реформы, которая для многих выглядит катастрофической, после успокоительных уверений президента страны едва ли изменилась. Дума, как известно, уже приняла в двух чтениях закон о реформе, очень скоро он вступит в силу, и есть обоснованные опасения, что предлагаемые научным сообществом поправки что-то радикально изменят.

1. В достаточно бурном потоке информации вызвало особый интерес отличное интервью Натальи Деминой с известным биологом Константином Севериновым "В РАН заниматься наукой плохо и неудобно". Уж не знаю, что там будет во второй его части, но уже напечатанного достаточно, чтобы материал стал хитом. Такой подробно развернутой зрения "за" реформу РАН в публичном пространстве еще не было - при том, что, кажется, чуть не все "неудобные вопросы" журналистка задала. Не скажу, что мне очень уж понравилась преобладающая реакция - вообще, побочный эффект случившейся де-факто консолидации научных работников имеет своим следствием микширование реальной дискуссии. Не очень слышны ныне голоса тех, кто не в восторге от предложенной реформы, но при этом считающих, что нынешняя ситуация с российской наукой и с РАН не может и дальше консервироваться. При том, что консолидация произошла на основе негативизма по отношению к реформе, а что касается позитива и тем более - конструктива, то позиции многих являются заведомо несовместимыми. Боюсь, что на практике все консолидируется под нынешним руководством Академии. И в смысле собственно научной работы все по большому счету будет, при всех организационных преобразованиях (типа весьма зловеще выглядящего проекта объединения 15 физических институтов), так, как и есть. Т.е. в динамике - даже хуже, чем есть.

Слабость позиции Северинова очевидна - в защите режима проведения реформы как "спецоперации", спускаемой без лишних разговоров сверху и реализуемой силовым образом. Что само по себе гарантирует неудачу - наука и ее бойцы в такой среде функционировать не могут. И не будут. Это фатальная слабость аргументации Северинова, и странно, что он этого не понимает, а от недоумения по этому поводу отмахивается.

Однако, в констатирующей части он сказал немало верного и дельного, и те, кто этого не признают (и Северинова ругательски ругают) - лукавят: реформы назрели и перезрели, РАН долгие годы все ухудшающуюся ситуацию консервировала, и тем самым самым спровоцировала то, что реформу стали проводить так, как стали. И не Северинов (и даже не Ливанов) несут за это основную ответственность.

Моя точка зрения, высказанная сначала в фб, затем скопированная Наташей в ее самую первую статью по "теме" на polit.ru, а затем в более развернутом и аккуратном виде опубликованная в моем жж под заголовком "Реформа Академии Наук с широко закрытыми глазами", еще более пессимистична (кстати, только в жж число прочтений моего прогноза превысило 3 тысячи, что значительно превышает среднее число прочтений моих жж-текстов - вот такая горячая оказалась тема!). К слову, практически все мои прогнозы, высказанные по горячим следам сразу после публичного объявления реформы, оправдываются - включая непрекращающиеся проклятия в адрес вашингтонского обкома (с его стремлением разрушить российскую науку) и его местных прихлебателей - тот вполне установленный факт, что реформа идет с самого вполне российского верха, и ее ожидаемые бенефициары связаны вовсе не с Вашингтоном, а с кооперативом "Озеро", проклинающих (в том числе и тех, кто имеет высшее академическое звание), как водится, не смущает.

Так вот: я не верю в успех этой реформы в принципе (при том, что не верю, что и сохранение существующего порядка вещей чем-то лучше). Я исхожу из фундаментальной посылки, которая почему-то звучит редко: нынешняя общественно-политическая ситуация в России, и что еще хуже - вектор ее изменения, по определению не совместимы с любыми реформами, направленными на улучшение ситуации (особенно, в мировом контексте) в любой значимой области. Науке требует одновременно бюджетного финансирования на основе стратегически обоснованных и исходящих из интересов страны (а не тех, кто оказался у ее руля) приоритетов, грамотного управления компетентными и некоррумпированными специалистами и, наконец, свободы во всех (включая экзистенциальный) смыслах слова (время шарашек, даже "богатых", ушло). Всего этого нет в политике, экономике, правоохранительной системе, даже на телевидении. Ожидать, что в науке может быть по-иному - наивно.

2. На интервью Северинова откликнулись многие уважаемые люди. Только на polit.ru выступили академик В.А. Васильев ("РАН: реформа против эволюции") и членкор А.И. Иванчик ("Константин Северинов и реформа РАН"). Это весьма аргументированные ответы (особенно, у Васильева, давшего детальный разбор высказываний Северинова - Иванчик, на мой вкус, несколько перебрал с личными выпадами). А сегодня появилась очень хорошо написанная статья работающего в СО РАН физика Ильи Бетерова "Удобно ли заниматься наукой в РАН? Ответ Констатину Северинову". Вот на нее я и решил более подробно отреагировать.

Вроде, весьма дельная статья, все правильно. И в то же время лично у меня возникает некий внутренний диссонанс. Выступлений с подобными аргументами уже столько (я и сам в меру скромных сил руку приложил), что они уже ничего нового не добавляют. Не говоря о том, что не Северинов - главный враг российской науки (а если почитать количество и интенсивность инвектив в его адрес, то такое впечатление и складывается). Скажу больше - даже и не в министре Ливанове дело. Ну, станет он козлом отпущения, и что? Автор Илья Бетеров, на самом деле, смотрит в корень:

"Эта нелепая ситуация связана прежде всего с тем, что никто не верит в легитимность и дееспособность государственной власти."

Вот и все. Не убавить, ни прибавить (см. и мой предыдущий статус). И при чем тут Северинов? Разве что при том, что до ковальчуков (не говоря о высоких покровителях) не дотянуться.

Бетеров предлагает некий конструктив: "Я бы предложил простой тест: пусть хотя бы в одном российском университете будут созданы конкурсные позиции обычного международного стандарта – от постдока до постоянного профессора, с соответствующим фиксированным вознаграждением (и обычным для мировой науки соотношением между доходами преподавателей и администрации, а также обычным соотношением между учебной нагрузкой и временем для исследовательской работы). Уж этому-то академики точно не смогут помешать. Пусть затем будет организован хотя бы один полноценно работающий научный фонд. А уже потом можно браться за реформу Академии."

Ну да, будем ждать результатов этого "теста" (в одном университете!) лет 10, а потом посмотрим, нужна ли реформа... Нет этих лет! Не говоря о том, что "тест" с похожими намерениями уже запущен - Сколково с его университетом. Результат на данный момент - не сказать, чтобы впечатлял. Другой тест - чуть не единственный, пусть маломасштабный, но реально работавший по западным стандартам российский вуз - РЭШ. О его новейших проблемах и их истоках всем известно (а вот совсем свежая информация о новом "тесте": "Университет в чистом поле". Кое-что выглядит очень странно).

Вообще, чем больше я читаю материалов на тему реформы (количество всевозможных обращений в адрес верховной власти просто зашкаливает - и то: это самый эффективный - из неэффективных - инструмент в российской реальности с ее "вертикалью"), тем меньше понимаю, что, собственно, "научная общественность" предлагает. Не в плане выплеска эмоций, особенно в адрес идущих не в ногу с коллективом коллег. А в плане конкретных действий. Конечно же, широкое обсуждение полезных поправок к третьему чтению в Думе - дело необходимое. Вдруг власти прислушаются? Но ситуацию это обсуждение вряд ли изменит.

Лично я вижу единственную возможность реального противостояния разрушению академической науки: создание новой, независимой академии - хотя это видение в существующих условиях имеет очевидно утопический характер. Однако, чтобы с этой академией считалась власть (не говоря о том, чтобы она была вынуждена финансировать именно науку, которая с этой академией будет ассоциироваться), необходимо, чтобы к ней присоединилась бОльшая часть действительно дееспособных академиков и членкоров (за которыми стоят реальные коллективы ученых, их на то уполномочивших), которые отказались бы входить в реформируемую властями структуру. Список тех, кто это сделал - известен ("СПИСОК "АКАДЕМИКОВ-ОТКАЗНИКОВ". ТИХАЯ СЕНСАЦИЯ РОССИЙСКОЙ НАУКИ"). Он представителен, но настолько невелик (по мне, так именно в этом "сенсация"), что власти, я думаю, смогут им пренебречь без каких-либо для них (властей) последствий. Тем не менее, импульс, который получили российские ученые, осознавшие необходимость создания реальных общественных организаций (как профессиональных, так и профсоюзного толка), представляющих реально работающих ученых - это, возможно, единственное положительное следствие "реформы".

P.S. Ну и прицеплюсь к конкретной (хотя и вполне себе проходной) фразе из статьи Бетерова: "Занятно, что пару дней назад мои британские коллеги столь же иронически обсуждали порочную организацию Королевского общества." Рискну заявить, что если "британские коллеги" когда и обсуждают "порочную организацию Королевского общества", то совсем в другом контексте. И по очень простой причине: это Общество никому из них не начальник и мало кого из них кормит: достаточно сказать, что через него проходит меньше 2% от выделяемых в Британии на науку денег.
Tags: Наука, Полемика, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments