Англофил (valchess) wrote,
Англофил
valchess

Categories:
  • Music:

Тезисы о грядущей изоляции России в контексте крымско-украинских событий

Мог ли кто из нас ожидать, что мировое информационное пространство будет под завязку заполнено обсуждением возможной войны, причем - что совсем уж удивительно - ее инициатором будет называться Россия?! Страна, где мантра "лишь бы не было войны", казалось бы, въелась в сознание каждого взрослого человека. А уж то, что война - с Украиной, и в отличие от былых ситуаций на Кавказе (будь то Чечня, Абхазия или Южная Осетия) еще и без какого-либо реального предлога (см. ниже исчерпывающее изложение вопроса в Приложении 1) - это и вовсе какой-то абсурд.

Тем не менее, этот абсурд на наших глазах грозит превратиться в реальность. В отличие от некоторых комментаторов, я не верю, что возможный военный конфликт имеет перспективы обернуться "третьей мировой войной". Желающих в войну ввязываться, кроме России, на горизонте не видно. Даже локальная война в строгом смысле слова мне представляется маловероятной. Хотя не удивлюсь ничему. Но вот война "холодная" - это реальная перспектива.

Я принадлежу к тем, кто считает, что уже состоявшееся силовое вмешательство России в Крыму будет иметь очень далеко идущие последствия. И прежде всего для самой России, ибо реальные геополитические возможности России влиять на судьбы мира локальны, а новейшие события еще более эту локализованность фиксируют. Тем не менее, эти события резко ломают установившийся глобальный порядок (опять же - прежде всего, в контексте бытования России в мире). Как конкретно будут развиваться события в краткосрочной перспективе, предсказать сложно, да и меняется ситуация очень быстро. Но долгосрочные последствия, с моей точки зрения, уже просматриваются. Рубикон перейден в любом случае.

Хотя скорость наступления этих последствий и степень их глубины будут, конечно, зависеть от того, случится ли эскалация ситуации с реальными военными эксцессами (со столкновениями российских и украинских военнослужащих, прежде всего), прольется ли кровь, и в каком масштабе. Если же события будут развиваться, как в последние сутки - этаким ползучим макаром (в соответствии с мантрой, популярной у шахматистов - "угроза сильнее исполнения"), без сколь-либо масштабных военных действий и с минимумом жертв (буду удивлен, если обойдется совсем без них) - что в Крыму, что на востоке Украины, то и "последствия" будут проявляться вовсе не сразу, а постепенно. Процесс займет годы. Но процесс этот, на мой взгляд, уже необратим.

Более конкретно, мой тезисный (вопреки обыкновению, без особых обоснований и ссылок) прогноз таков:

1. Сначала - о самой Украине. Думаю, что Крым для нее - отрезанный ломоть. Будет ли - после скорого "референдума" с предсказуемым результатом - официально оформлен развод с Украиной или формально он останется в ее составе - это не столь важно. Конечно, присоединение Крыма к России - это гарантии зашкаливающего рейтинга Путина в краткосрочной перспективе и - это очень важный фактор - повышение его значимости в собственных глазах как исторической личности, при которой Россия прирастала землями, причем исконными и несправедливо отнятыми. Сможет ли Россия себе позволить юридическое оформление аннексии? Если решится - то последствия, о которых речь дальше, наступят быстрее.

Так что Крым будет де-факто автономен от Украины, но, конечно же, России придется взять на себя управление и вообще "вкладываться". Регион дотационный, многонаселенный, с устаревшей инфраструктурой, да еще и милитаризованный - денег понадобится много. Вероятно, власти настойчиво "попросят" лояльных олигархов не скупиться. В противном случае, население быстро разочаруется в своих спасителях (тем более, что согласно состоявшимся еще до новейших событий опросам, количество сторонников присоединиться к России не достигало и половины). Плюс относительно небольшая (13% населения), но хорошо организованная община крымских татар, умеющих бороться за свои права и к тому же могущих рассчитывать на иноземную помощь от собратьев по вере, в любом случае не обещает властям беспроблемной жизни, в том числе и за пределами Крыма. В экстремальном варианте есть перспективы получить нечто подобное Дагестану с возможными последствиями, так наглядно продемонстрированными перед Олимпиадой. Ответственность же в любом случае будет на российских властях.

Более проблематичный вопрос - развитие ситуации на востоке Украины. Там уже начались волнения и столкновения, с попытками протолкнуть "народных" губернаторов, несомненно хорошо спланированные - вообще, тактически спецоперация подготовлена хорошо. Как водится у советских спецпропагандистов, не забывается важность символических жестов - правда, действительно ли это очень умная идея водружать российские флаги над правительственными зданиями в Харькове и других городах, и не обернется ли она бумерангом - станет ясно значительно позже. Если Россия намеревается заглотить еще и кусок восточной Украины, то все шансы на его плохое переваривание. Экономически это будет едва ли подъемно, регион во всех отношениях депрессивный. Да и население там "тяжелое" (соответствующее промышленности советского розлива), и местные олигархи типа Ахметова, не видящие для себя особых радостей от пришествия мощных конкурентов (о нравах которых все наслышаны), в силе. Вопрос стратегии, который скоро возникнет: решится ли Россия на явное силовое вмешательство или будет "помогать" как бы из-за кулис.

В долгосрочной перспективе Украина (в любом стабилизированном виде) станет враждебным России государством.

2. Главное последствие для России - это системная международная изоляция. Она, повторю, уже неизбежна, и последующие события лишь определят ее степень. Декларированный отказ США и союзников от саммита G8 в Сочи - это только начало, во многом символическое. У Запада нет сильных рычагов, способных переломить ситуацию прямо сейчас, военное вмешательство в любой форме исключено, а дипломатические средства не могут быть эффективны в ситуации, когда одной стороной нарушаются базисные правила игры. Но реальные шаги воспоследуют, и Россия через некоторое время ощутит их результативность.

2.1 В политическом измерении, Россия показала, что фундаментальные законы устройства международного порядка для нее - пустой звук. Собственно, вся система мирового права затрещала: одно нарушение Будапештского Меморандума 1994 г. о гарантиях (со стороны США, Великобритании и России) суверенитета и целостности Украины (в обмен на отказ от обладания ядерным оружием), да еще по туманно сформулированным причинам "защиты интересов русскоязычного населения" значит чрезвычайно много. Теперь ни одна обладающая ядерным оружием страна не сможет серьезно рассматривать предложение отказа от него под гарантии значимых в мире государств. Что означает: механизмам международной коллективной безопасности нанесен серьезный ущерб.

Годами Россия строила свою внешнюю политику в контексте разного рода кризисов (а именно при таких оказиях Россия в основном и вступала в игру, в беспроблемных ситуациях ее значимость и влиятельность объективно невелика) на апелляции к фундаментальным концептам суверенитета и невмешательства во внутренние дела других государств, а также к необходимости обязательно заручиться в случае кризисов мандатом ООН и его Совета безопасности. И что будет с внешней политикой России теперь, когда практически единственный легальный в системе международного права сук, на котором дипломатия сидела, подпилен ею самой? И что делать в случае возможных кризисов на собственной земле - что может когда-нибудь случиться, например, на Дальнем Востоке, где Китай имеет свои "интересы" и территориальные претензии на "исторические земли".

Наконец, вопрос доверия. Многие страны и их лидеров можно упрекнуть, что их слова расходятся с делами, а представляемые для всеобщего обозрения документы, призванные доказать легальность интервенций и прочих драматических шагов - с реальными фактами (как получилось у США с обоснованием вторжения в Ирак), но по крайней мере приличия принято соблюдать. Насколько я могу судить, многих удивили потоки лжи из Москвы в ситуации, когда все на виду и всем все понятно (как с учениями вдоль украинских границ, "неизвестными в военной форме без опознавательных знаков", мгновенно "избранным" "независимым" крымском премьером, многотысячным контингентом "украинских беженцев" - и это все слова "официальных лиц", что российское телевидение вещало - вообще неописуемо). К тому же, насколько можно судить, и президент Путин в телефонных разговорах с лидерами ведущих стран стран Запада давал разъяснения, буквально через несколько часов опровергаемые жизнью. Такое остается в долговременной политической памяти. Россия - ненадежный партнер, это будет подразумеваться по умолчанию.

Непосредственным же результатом проявленной заботы о "русскоязычных" будет осложнение их существования (во всяком случае, как политических сущностей, имеющих свои партии и интересы) в балтийских странах. Эти страны сделают все, чтобы заполучить у себя натовские базы для гарантий безопасности от излишней заботливости большого соседа. Не факт, правда, что такипе запросы будут удовлетворены. То же самое относится и к новой Украине, в каком бы виде она в конце к концов не оказалось после предстоящих потрясений. Впрочем, возможно для Москвы это как раз желаемый итог, ибо позволит развивать выгодную режиму по внутриполитическим причинам концепцию России как осажденной врагами крепости и дальше (о чем ниже). Вот только союзников (о "друзьях" и речи нет) все меньше...

В целом, политическое влияние России в мире будет после всего этого обречено на снижение, а изоляция будет нарастать. Есть мнение, что Путин вообще затеял эти события чтобы прощупать, где находится "red line", за которую он может безнаказанно заходить, играя политическими мускулами на глобальной арене. Что будто бы символически транслирует пресловутую "soft power" от Обамы&co к нему. Возможно, на волне успеха Олимпиады в Сочи (кто тогда мог предполагать, что странный эпизод с избиением какими-то ряжеными женщин нагайками и есть истинное и весьма символическое лицо нынешней России - а вовсе не тот представленный на церемониях открытия и закрытия возвышенный образ страны высокой культуры) и всяких опросов о "самых влиятельных политиках" он поверил в пропаганду, генерируемую его собственной идеологической обслугой. Не понимая, что даже если ему повезло оказаться современником довольно аморфных и не склонных к резким движениям западных лидеров (прежде всего, нынешнего президента США), с их реальной влиятельностью и мощью соревноваться ему трудно. Потому что в конечном итоге все определяется мощью самих стран, а не личными качествами их лидеров. Наверное, есть некое особое удовольствие поставить весь мир на уши. Но "мир" будет strike back. Это неизбежно.

2.2 Экономическое измерение. Будут ли предприняты в более-менее значимых масштабах, и тем более, окажутся ли эффективными наиболее очевидные санкции, в которые многие так верят - на получение властными персонажами виз, видов на жительство, заморозка счетов, активов и недвижимости. Такие меры по определению являются точечными, требуют большой доказательной фактической базы и проблематичны юридически. Ну на каких основаниях, например, разбираться с собственностью и активами проживающего в Швейцарии гражданина Финляндии Тимченко? Введение таких санкций вероятно в случае эскалации военного конфликта когда может-таки обнаружиться коллективная политическая воля, могущая быть закреплена в специальных международных соглашениях, которые не смогут игнорировать суды. Но при наиболее вероятном развитии событий пострадают лишь не самые умные стрелочники, не озаботившиеся надлежащим оформлением своих активов. Руководящая верхушка, действительно ответственная за принятие решений в России, к такого рода санкциям, думаю, готова. Да и переживать о чиновниче-олигархической "элите" нет смысла - уж как-нибудь они оборудуют себе шубохранилища в безопасных местах и вообще найдут способ устроиться (в конце концов, советская элита жила вполне "по-западному"). Вот последствия для активной, особенно ориентированной на связи с Западом части населения могут оказаться критическими.

Тем не менее, экономическая изоляция России - на повестке дня, и определяется она структурой российской промышленности, ее экспорта и импорта. Я еще в тексте, посвященном итогам конфликту с Грузией, писал (имея в виду не только этот конфликт, но и уже опробованные к тому времени Россией рычаги политического шантажа с поставкой газа на Украину и через Украину): "Запад вполне осознал опасность энергозависимости от России. На решение этой проблемы выделяются огромные ресурсы, и альтернативная система, которая позволит эту зависимость нивелировать, рано или поздно будет создана." Прошло 5 лет - и контуры этой "альтернативной системы" просматриваются на практике. Зависимость Европы от российского газа и нефти будет снижаться все увеличивающимися темпами (обозначу без расшифровки ключевые слова: "shale revolution" & "global LNG supply", "natural-gas alternatives", к которым надо добавить "политическую волю", которая теперь появится в полной мере), и через несколько лет тот же Газпром может обнаружить себя в незавидной позиции (тем более, что и действующие сейчас контракты истекут).

Да и механизмы управления мировыми ценами будут все более зависимы от США, идущих в авангарде технологического прогресса. Соответственно, проблемы с наполнением российского бюджета будут нарастать. С очевидными последствиями не только для возможностей вкладываться в помощь украинским (и иным) братьям по языку и политическим устремлениям, но и для уровня жизни самых широких кругов граждан самой России, чья корзина потребления заполняется в значительной мере вовсе не отечественной продукцией. При этом, зависимость самой России (и предприятий разных форм собственности, и частных лиц-потребителей) от импорта с Запада весьма велика, и если экономические санкции, касающиеся импорта, воспоследуют, это - с течением времени - может оказаться очень болезненным для многих.

Состояние экономики России не сказать, чтобы было блестящим, промышленная инфраструктура все более устаревает, социальная сфера (те же пенсии) далека от упорядоченности, иностранные инвестиции в новых условиях увеличивающейся изоляции будут ограничены (да и вообще у правительств ведущих западных стран есть мощные экономические рычаги, чтобы экономическое сотрудничество с российскими предприятиями регулировалось так, как диктует большая политика), а настоящие профессионалы вымываются из системы вертикального управления, все более замыкающейся на одного человека и лично преданных ему лиц. А образовавшаяся в итоге успешной силовой операции крымско-украинская прорва будет засасывать все новые средства и ресурсы, и отказать в них будет невозможно. Рано или поздно, население осознает, что патриотическая гордость за особость существования традиционной русской цивилизации с эффектными гастролями на чужой территории не заменяет снижающегося качества жизни. Процесс этот займет годы, но он уже пошел. Возможно, судьба российского рубля и связанные с ее уже начавшимися пертурбациями цены на потребительские товары будет первой ласточкой о будущих повседневных проблемах для каждого человека.

2.3. Наконец, гуманитарное измерение. Связанное не только с развитием самых разных связей между странами и людьми во все более открытом мире, но и образом страны и ее лидера. Я в прошлых текстах писал о годами выстраиваемом образе России как оплота традиционных ценностей и форпоста в противостоянии новомодному прогрессистскому западному глобалистскому тренду - не говоря о политическом лидерстве в противодействии поползновениям ненавистной столь многим Америки с союзниками на мировой арене. Сюда же вписывались глобальные спортивные события - Олимпиада в Сочи, предстоящее мировое первенство по футболу, и все это замыкалось на продвижение мачистского имиджа российского президента, персонифицирующего всю эту громоздкую идеологически-пропагандистскую конструкцию. Успехи в продвижении такого образа были весьма относительны - просто потому, что направленный в архаическое прошлое вектор общественного развития по определению не может быть мэйнстримным. Но привлечь симпатии пусть и маргинальных, но относительно значимых групп - прежде всего, т.н. "социальных консерваторов" правого толка, а также леваков, готовых кинуться в объяться любого, кто подкрепляет антиамериканскую и антикапиталистическую риторику пусть мелкими, но реальными уколами, да и денежными подачками "полезным идиотам". Голос которых, кстати, слышен в мировых СМИ и сейчас, но убедительность уже не та (при том, что некоторые уже внезапно прозрели). Вообще, в западных экспертных кругах, особенно тех, что советуют правительствам, предстоят полномасштабнаые разборки: только ленивый ныне не указывал, что именно рекомендованная "специалистами" политика "умиротворения" Путина с ее будто бы сугубой "прагматичностью", и привела к переживаемому ныне глобальному кризису.

Нельзя не оговориться, что идеологическая архаичность экспортируемой российской идеологии каким-то образом сочеталась со стремлением стать конкурентоспособными в науке и образовании (взять хотя бы новейшую страсть к международным университетским рейтингам), в развитии (хотя и противоречивом) связей с иностранными структурами и деятелями из самых разных сфер. Что будет с международным сотрудничеством в этих областях теперь? Попробуйте представить жизнь россиян без голливудского кино! А ведь и оно, даже в сугубо развлекательной ипостаси, не может быть отделено от политики. Именно понимание этого и вызвало скоропостижный отказ Первого канала транслировать церемонию вручения Оскаров в прямом эфире - очевидно, из-за опасений услышать что-то неожиданное в адрес России и ее президента из уст неподцензурных голливудских звезд. И как в воду эти умные люди глядели! Безусловно, в новых условиях такого рода цензура будет усиливаться.

Однако, информационный фон, сопровождающий силовую операцию России в Крыму и на Украине, способен даже уже завоеванных союзников и друзей отпугнуть. В частности, в России, оправдывая вмешательство, используют антифашистскую риторику, указывая на грозящую со стороны украинских националистов коричневую опасность. Однако, предъявить конкретные факты засилья фашизма на Украине и тем более в Крыму, и тем более с реальными угрозами русскоязычным не удалось: ну да, были отдельные эксцессы без особых последствий (кто-то куда-то заявился с оружием, где-то подрались), чьи-то интервью и высказывания разной степени экстремальности и достоверности были замечены, в том числе и на Западе. Плохо, возможно, в перспективе опасно, особенно идеологически... Но никакого сравнения с последовавшими реальными действиями России быть просто не может - ни по масштабам, ни по реальным последствиям. А вот они вызвали в мире просто шквал комментариев, указывающих на их сходство с аншлюсом Австрии и чешских Судетов гитлеровской Германией в 1938-39 гг. - подробности в Приложении 2. И эта аналогия прозвучала чрезвычайно сильно по всем у миру, и не видно, что можно ей противопоставить.

Вообще, люди могут с симпатией относиться к "традиционным ценностям", связанным с социальными и культурными паттернами жизни. Но они не готовы в том же пакете принимать возврат к архаическим образцам государственного поведения, особенно связанного с насилием. Именно об этом высказался в эфире американского телеканала CBS госсекретарь Керри: "В ХХI веке уже нельзя вести себя как в XIX столетии и вторгаться в другую страну под совершенно надуманным предлогом». Возврат к роли "жандарма Европы" мало того, что находится вне пределов нынешних возможностей России, он еще и невозможен в современном мире в принципе. И даже "социальные консерваторы" самого правого толка такую роль России и ее президента не примут.

Смешно, кстати, что такая "консерваторша" как неудачливая кандидатка на президентство США Сара Пэйлин вынырнула из небытия, размахивая своим старым предсказанием о возможном вторжении России в Украину (за что ее тогда жестоко обсмеяли, в том числе и в российских СМИ). И по праву имеет свои 15 минут славы... Были и другие предупреждения, в том числе исходившие и от российских деятелей, над ними, помнится, дружно смеялись. Теперь некоторым из тех интеллектуалов, что издевались, например, над Каспаровым с его "экстремистскими" оценками российского режима, не до смеха. Что касается целенаправленно продвигаемого в массовое западное сознании бренда Путина, то он резко потерял в привлекательности. Возможно, впрочем, что именно осознание ограниченности этой привлекательности, произошедшее перед Олимпиадой, и послужило одним из стимулов наплевать на созданный "бренд".

3. Многие комментаторы пытались обнаружить в действиях России рациональные основания: в чем именно выгоды внезапного силового вмешательства, и для страны, и для ее президента? И не находят таковых, во всяком случае рассчитанных на сколь-либо долгую перспективу. В конце концов, ситуация на Украине такова, что при желании Россия могла поставить нелояльную соседку на колени чисто экономическими средствами - рычагов более чем достаточно, и чисто финансовых, и через экспортно-импортные механизмы. Но выбран силовой вариант, получивший максимальный негативный резонанс во всем мире. Такое впечатление, что единственная рациональная цель этих действий - чисто внутрироссийская: вызвать эмоциональный патриотический подъем, поднять за счет него рейтинг текущей власти, и на волне острых ощущений одинокого противостояния враждебному Миру усилить изоляцию страны. То есть, стена для изоляции возводится и с собственной стороны, чтобы защитить от вызовов извне (экономических, культурных и пр.) нынешний политический режим и таким образом законсервировать его. Думается, это закономерный этап эволюции режима, исчерпавшего возможности имитации демократических механизмов. Тепрь ставка будет делаться на апелляцию к мобилизационному сознанию, противостоящему внешним угрозам на самых границах. Подозреваю, что спровоцированное (и теперь очень вероятное) появление в близком будущем натовских баз в граничащих с Россией странах - одна из целей конструкторов всего этого сюжета.

Государственная пропаганда с использованием монополизированного телевидения и массовой прессы показала высокую эффективность. Люди уже много лет получают чрезвычайно одностороннюю информацию с массированным антизападным акцентом и верят ей. Играют роль и целенаправленно культивируемые специфические особенности современного русского самосознания со страстью обижаться на любое отличающееся от продвигаемых сверху стереотипов суждение политического, идеологического, исторического или культурного толка (с непременным требованием административного и уголовного преследования тех, кто не то что идет, а и мыслит "не в ногу"). Судя по данным нам в реальности ощущениям, эти тенденции на информационную монополию нарастают, и немногие оставшиеся островки свободной прессы обречены. Что власти будут делать с Интернетом - это интересный вопрос.

В любом случае, для тех наших граждан, которых можно условно обозначить "западниками" (а более содержательно - сторонниками открытого демократического общества) наступают нелегкие времена. Тем более, что уже очевиден и раскол интеллектуальной части общества (выстраивающей свою картину жизни не на основе государственной пропаганды) - раскол по отношению не просто к факту силового вмешательства в украинские дела и "возврата" исторических российских земель, но и - шире - к вектору развития российского общества. Интересные артифакты здесь проявляются - кто-то, например, отметил, что Дмитрий Ольшанский стал трудно отличим от Кирилла Фролова. А лично мне будет особенно интересно наблюдать за самоощущением просвещенных лоялистов, много лет повторяющих, что любая возможная альтернатива нынешней власти - еще хуже. Этим мыслителям придется определяться - отказываться от иронических эвфемизмов и становиться солдатами идеологического фронта.

Еще один печальный и вполне глобальный возможный итог происходящих на наших глазах событий - это превращение Украины в недружественное России государство, и - что еще хуже - возможно непоправимый ущерб складывавшимся столетиями многообразным взаимным связям с украинской цивилизацией. Собственно, опыт отсечения дружественной и близкой культурно нации есть - разрыв с Грузией произошел совсем недавно. Эту тему еще предстоит по-настоящему осмыслить.

Ну а сам президент Путин, выстроивший систему, в которой он принимает единоличные решения и не снисходит до объяснений, молчит. С зарубежными лидерами разговаривает, но с собственным народом - нет. Но народ задавать вопросы отучен. Впрочем, когда большая политика традиционно вершится в форме спецопераций, то и поведение офицера спецслужбы, каковым президент по своему менталитету остается, выглядит вполне органично. Особенно для собственных сограждан, у которых исторический опыт определенного толка впечатан в подсознание и передается новым поколениям, кажется, на генетическом уровне. Тактически спецоперация проработана хорошо. Печаль в том, что о стратегии, кажется, мысли не возникает. Особенно о долговременной стратегии.

На этой оптимистической ноте я и закончу свой не в меру разросшийся текст.

Приложение 1. Иван Давыдов в фейсбуке:

Минут десять назад телевизор сказал, что в Крыму есть вооруженные формирования, в том числе - в воинской форме и без опозновательных знаков, это создает угрозу для граждан России на территории полуострова. Поэтому возможен ввод российских войск для обеспечения безопасности.

Это же великая мысль - ввести в соседнее государство российские войска, чтобы защитить граждан России от угрозы, которую создают ранее введенные российские войска. Это просто гениально.


Приложение 2. Из статьи "Это уже было" известного российского историка профессора МГИМО Андрея Зубова в газете "Ведомости":

Ведь все это уже было. Австрия. Начало марта 1938 г. Нацисты желают округлить свой рейх за счет другого немецкого государства. Народ не очень жаждет этого — никто их не ущемляет, никто не дискриминирует. Но идея великой Германии кружит голову радикалам — местным наци. Чтобы поставить точку в споре о судьбе Австрии, ее канцлер Курт Алоис фон Шушниг объявляет на 13 марта плебисцит. Но наци и в Берлине, и в Вене это не устраивает. А вдруг народ выскажется против аншлюса? Канцлера Шушнига заставляют подать в отставку 10 марта, на его место президент назначает лидера местных нацистов Артура Зейсс-Инкварта, а германские дивизии уже входят тем временем в австрийские города по приглашению нового канцлера, о котором он сам узнал из газет. Австрийские войска капитулируют. Народ или восторженно встречает гитлеровцев, или в раздражении отсиживается по домам, или срочно бежит в Швейцарию. Кардинал Австрии Иннитцер приветствует и благословляет аншлюс… С 13 марта начались аресты. Канцлер Шушниг был арестован еще накануне. Плебисцит провели 10 апреля. В Германии за объединение с Австрией проголосовали 99,08%, в самой Австрии, ставшей Остмарк Германской империи — 99,75%. 1 октября 1938 г. также были воссоединены с единокровной Германией чешские Судеты, 22 марта 1939 г. — литовская область Клайпеды, превратившейся в один день в немецкий Мемель. Во всех этих землях действительно жили большей частью немцы, повсюду многие из них действительно хотели соединиться с гитлеровским рейхом. Повсюду это воссоединение прошло под фанфары и крики ликования обезумевшей в шовинистическом угаре толпы и при попустительстве Запада.

«Мы не должны обманывать, а тем более не должны обнадеживать малые слабые государства, обещая им защиту со стороны Лиги Наций и соответствующие шаги с нашей стороны, — говорил Невилл Чемберлен в британском парламенте 22 февраля 1938 г., — поскольку мы знаем, что ничего подобного нельзя будет предпринять».

И совсем иное говорил Адольф Гитлер 23 марта 1939 г. с балкона на Театральной площади только что присоединенного Мемеля. За два часа до того он театрально вплыл на борту новейшего линкора «Германия» в мемельский порт. «…Немцы не собираются никому в мире делать ничего плохого, но нужно было прекратить страдания, которым в течение 20 лет подвергались немцы со стороны целого мира… Мемельских немцев Германия однажды уже бросила на произвол судьбы, когда смирилась с позором и бесславием. Сегодня мемельские немцы… опять становятся гражданами могучего Рейха, решительно настроенного взять в свои руки свою судьбу, даже если это не нравится половине мира».

И все казалось таким лучезарным. И слава Гитлера сияла в зените. И перед Великой Германией трепетал мир. Присоединение областей и стран к Рейху без единого выстрела, без единой капли крови — разве фюрер не гениальный политик?

А через шесть лет Германия была повержена, миллионы ее сынов убиты, миллионы ее дочерей обесчещены, ее города стерты с лица земли, ее культурные ценности, копившиеся веками, превратились в прах. От Германии были отторгнуты 2/5 территории, а оставшееся разделено на зоны и оккупировано державами-победительницами. И позор, позор, позор покрыл головы немцев. А все начиналось так лучезарно!


Update: Посыпались в большом количестве комменты от анонимов с матерными оскорблениями. Я спокойно отношусь к сколь угодно резким и выражающих несогласие со мной комментам (даже тем, которые считаю очевидно дебильными), но в этом журнале должны соблюдаться минимальные обшечеловеческие приличия. Поэтому комменты от анонимов отключил, надеюсь, временно.

Продолжение темы: Многозначительная Россия - 102: Глас (анонимного) народа - глас бо(г)та?!

Flag Counter
Tags: Политика, Пропаганда, Россия, Ценности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 159 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →