Англофил (valchess) wrote,
Англофил
valchess

Categories:

Многозначительная Россия - 107: статусные российские эксперты об уроках брюссельских терактов

Приехал на 10 дней в Москву. Проснувшись около трех часов дня (рейс у меня был ночной), сразу же увидел в Интернете новость о терактах в Брюсселе. Включил телевизор – и попал (как вскоре выяснилось) на передачу Первого канала «Время покажет» - ведущие Петр Толстой (спокойно-ироничный) и Екатерина Стриженова (взвинченно – истеричная; я в курсе, что у гостей российских ток-шоу принято разговаривать на повышенных тонах, но ведущие, вроде, обычно так не кричат).

Программа была посвящена тем самым терактам, и я подключился далеко не в начале. Очень скоро я принялся записывать то, что говорила собравшаяся в студии «российская элита» (депутаты, причем не самые рядовые, политологи при громких должностях и прочие интеллектуалы). Фрагменты (практически стенографически, хотя и с сокращениями, записанные, так что некоторые проблемы с "падежами" и прочим - на совести ораторов) – ниже. Скажу сразу: ничего особо удивительного сказано не было, то же самое с некоторыми вариациями звучит по самым разным поводам практически в каждой политической программе на основных российских телеканалах. И все-таки это «шоу» кажется мне весьма показательным (и отражающим текущий пропагандистский канон) для нынешней России, так что увековечу его (по случаю своего приезда) в своей вечной рубрике.

Олег Морозов, член Совета Федерации: Европа расплачивается страшной ценой за атлантическое рабство. ИГИЛ вырос из пробирки Колина Пауэлла.

Тимофей Сергейцев, член Зиновьевского клуба: Давайте не будем слабоумными. Это последний рубеж суверенитета, который исчезает в Европе. Это начало большой кровавой реки.

Петр Толстой: Когда Владимир Путин выступал в ООН, он говорил – давайте все вместе объединимся против террора (бурные аплодисменты аудитории). Вы говорите, что объединиться невозможно, потому что они несамостоятельные.

Сергей Михеев, политолог: А все ли спецслужбы мира собираются с этим справляться? Многие спецслужбы мира на самом деле помогают. При поддержке этих спецслужб, и в том числе американцев, эти люди появились, и эти связи остаются до сих пор. Это показывает, что и мультикультурная политика европейцев сыпется, иммиграционные проблемы абсолютно не решаются, что и говорит о полной неэффективности европейских институтов.

Петр Толстой: Сегодня в Анкаре закрыто посольство Бельгии... (на экране - цитата из турецкого предидента Эрдогана).

Франц Клинцевич, первый зам. Председателя комитета по безопасности ГД: (сначала несет что-то невероятное об убийстве Улофа Пальме - желаюшие могут посмотреть видео сами - оно доступно на сайте телеканала). Я хочу, чтобы все понимали: что сегодня произошло в Брюсселе – это подготовка к более серьезным масштабным акциям. Европа должна понять: она расслабилась, и в этом расслаблении, о котором говорил Эрдоган, который огромный лицемер, потому что его начальник службы внешней разведки является основным содержателем международного терроризма, работая со специальными службами США!

Александр Гусев, президент международного центра Институт стратегического планирования, доктор политических наук: Согласен с г-ном Клинцевичем. Возможно, турецкие спецслужбы за этим стоят. Сегодня слабым звеном является Европа, она не случайно выбрана. Создание системы коллективной безопасности мы предлагали европейцам еще в 2007 году, они отказались.

Адальби Шхагошев, член комитета ГД по международным делам: Если ЕС и США будут решать свои вопросы защищать одних террористов, борясь с другими – дела не будет. Вот как мы в Сирии занимались борьбой с терроризмом – это и есть сегодня российский вариант, с момента как мы вошли и вышли. Американский вариант – зайти и двинуться в сторону нефтяных скважин.

Максим Шингаркин, депутат ГД: Поймите правильно, мировой террористический центр – это такой же генеральный штаб, как генеральный штаб любой страны НАТО. Дивизии там развернуты, готовые к войне, и эти дивизии победят рыхлое европейское общество.

Лев Корольков, ветеран службы внешней разведки, эксперт по кризисным ситуациям: Никаких договоренностей с нашими западными партнерами-друзьями мы никогда не достигнем. У нас слишком разнонаправленные геостратегические интересы. Вообще, Россия для них является основным объектом воздействия.

Олег Морозов: Значит, будут убивать людей в Европе.

Лев Корольков: Значит, будут. Везде может произойти. Однако, мы являемся более безопасными, чем любая другая страна ЕС. За весь прошлый год не было ни одного теракта. Резонансного, я имею в виду.

Никита Исаев, директор Института актуальной экономики: Никто с террористами не борется, мы должны это понять. (Крик, если не ошибаюсь, М. Делягина: в Европе выжили из ума. Невозможно с ними сотрудничать). США имеют определенную задачу. Они ведут ее и по экономическому направлению через китайское подавление... и в Европе через трансатлантическое.

Михаил Делягин (кричит): Это оружие Запада.

Екатерина Стриженова: Почему нас всех прослушивают, а террористов не прослушивают?

Олег Морозов: Я сомневаюсь, что есть политическая воля бороться с терроризмом у наших заокеанских друзей. Я допускаю, что ИГИЛ – это оружие, направленное на ослабление как России, так и Европы.

Руслан Осташко, главный редактор интернет-журнала: Терроризм – это бизнес. Как только происходит теракт, бюджет НАТО увеличивается в два-три раза.

Екатерина Стриженова: Что это за исламское государство, запрещенное, которое позволяет себе завозить такое количество людей в Европу?

Петр Толстой: Что это за европейцы, которые принимают этих людей?

Екатерина Стриженова: И кто это все оплачивает? Извините, это деньги какие!

Александр Гусев: Существует мнение о российском следе, и оно будет сейчас тиражироваться. Все эти два с половиной миллиона беженцев, которые пришли в Европу, многие европейцы считают, что в этом повинна Россия. Мы-то знаем, что это неправда. Европейцы этого не знают. Все СМИ европейские, и мировые СМИ, пишут ежедневно, давят на европейцев, что Россия виновата во всех бедах.

Здесь я почувствовал, что enough is enough, и выключил этот ящик. Вечером включил было НТВ и тут же услышал конец анонса передачи, которую покажут позже: «Правда ли, что предотвратить сегодняшние теракты могли разработки российских ученых?»

О, Господи! Пожалуй, я свою норму погружения в российскую телеполитику в этот приезд выполнил. Как-то оно менее забавно, чем в былые времена (вот, к примеру, 5 лет назад я в первый день приезда в Москву делился впечатлениями о передаче с участием Ксении Собчак). Могу только еще раз повторить: я в курсе, что эта программа – вполне рутинное проявление мэйнстрима российской политической телепропаганды. Но именно эта рутинность, эта обыденность, этот уровень мышления деятелей, считающихся российской элитой, облеченных властью – и есть самое удивительное. На мой сторонний взгляд. Да, такова норма в нынешней России. Воспринимаемая даже теми, кто ее не приемлет, как должное.
Tags: Политика, Пропаганда, Россия, Телевидение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments