Англофил (valchess) wrote,
Англофил
valchess

Categories:
  • Music:

И снова о театрально-расовой "политкорректности" в российском преломлении

Думаю, мои старые жж-френды поймут, почему я решил написать этот пост. Во всяком случае те, кто помнит мой шести-летней давности текст "И снова о "выживании расы" - на этот раз театральной", посвященный практике "color-blind casting".

Я вспомнил о нем, прочитав в фейсбуке воистину эпическую дискуссию под статусом авторства Дениса Драгунского (clear_text) - "может ли актриса-негритянка играть Анну Каренину". По мнению популярного автора, может, но только (цитирую) "в случае, если это фильм (спектакль) "по мотивам". Какая-то современная семья в Америке или Франции, у сенатора (министра) К. - чернокожая жена, полковник В. - и вовсе военный атташе Пакистана..." А вот со взглядом "Негритянка может играть Анну Каренину в нормальной аутентичной постановке, с кринолинами и аксельбантами, про Россию 1870-х годов! Потому что важен ее актерский талант, а не ее раса!" писатель принципиально не согласен.



Конкретная постановка, которую Денис Викторович, очевидно, считает неприемлемой в принципе - показанный в прошлом году в ряде английских театров спектакль "Anna Karenina" (адаптация Jo Clifford в режиссуре Ellen McDougall - шел в York, Manchester, etc. - до Лондона, к сожалению, не доехал, так что я его не видел, отзывы местной критики были в основном позитивные). Тогда же по русскоязычному фейсбуку прокатилась и первая волна недоумения.

Что мне показалось самым интересным, особенно у такого вполне современно мыслящего в других случаях автора: нет, не сам по себе эстетический традиционализм с подразумеваемым по умолчанию требованием к театральным постановкам оставаться в рамках "аутентичной достоверности", понимаемой вполне буквально (причем, рефлексия по поводу вполне уже мэйнстримной театральной условности обсуждаемого толка начинается - и у автора, и у большинства его комментаторов - чуть ли не с нуля, и это никого не смущает. Ну неужели никто хотя бы не смотрел в молодости фильм "Jesus Christ Super Star" с чернокожим Иудой и Магдалиной с азиатской внешностью?). И не выпады в адрес "закомплексованных "интерпретаторов", не имеющих-де иной цели, кроме эпатирования публики путем разрушения классики.

Самое интересное для меня - это все та же привычная (хотя и скрытая за эстетической тематикой) проекция установившихся (и прогрессирующих!) в России социально-идеологических стереотипов на совершенно другую жизнь. Не случайно, исходный статус называется "О ПОЛИТКОРРЕКТНОСТИ", и последующая дискуссия в значительной мере именно под знаком этого концепта и велась. Я не хотел бы упрощать и ссылаться на специфическое понимание политкорректности, свойственное именно нашим людям (в том числе и тем, что проживают там, где она, особенно с их точки зрения, "торжествует") - как этакий налог на "белых людей", позволяющий всякого рода расовым, этническим и прочим меньшинствам пребывать в иллюзии, что они "равны" и даже "более лучше равны" - хотя на самом деле это, конечно, не так, но так уж и быть, мы, белые люди, готовы платить такую цену за ради пусть иллюзорного, но мира в обществе. И даже приветствовать это как прогрессизм. Нет, я не заподозрю Дениса Драгунского в таком мировосприятии, это не говоря о том, что и теория политкорректности, и тем более ее практическое воплощение даже и на Западе сами по себе имеют вполне противоречивое бытование.

Я о том, что современный театральный феномен, называемый "color-blind casting", вообще, с моей точки зрения, с политкорректностью как таковой связан мало - точнее, в конкретных случаях может быть связан, но в принципе он о другом. А вот с чем он связан - так это с меняющимся на наших глазах самоощущением современного западного общества, стилем жизни современного человека, при котором обусловленные расой внешние характеристики типа цвета кожи или разреза глаз становятся все менее значимыми. Это самое "color-blind" - вовсе не только в глазах прогрессистски настроенных либералов или театральных режиссеров. А в глубинном самоощущении обычных людей. Включая зрителей. Далеко не всех, это правда. И к успеху (художественному успеху, если мы о театре) приводит далеко не всегда.

Но я о тенденции - которая нарастает. Если бы я сейчас переписывал мой упомянутый выше текст, то в дополнение к тамошним примерам (включая подробное рассмотрение этой практики на примере "Billy Elliot the Musical") дополнил бы его массой новых впечатлений (обещают: "A black Hamlet and a black King Lear will appear on main stages this year"), в том числе личных, и не только из лондонской жизни, и не только театральной - например, из имеющих глобальную популярность телесериалов, часто на историческом и классическом материале. Хотя вот создатели недавней бибисишной "Войны м Мира" от "color-blind casting" воздержались - что, впрочем, не спасло их от претензий российских претендентов на эксклюзивную собственность русской классики.

А вот вектор динамики такого рода самоощущения нынешнего российского общества (включая, увы, и некоторых его представителей, называющих себя "западниками" и "либералами") направлен в другую сторону. Именно поэтому архаичность самой атмосферы нынешней российской жизни, в том числе и художественно-духовной (маскируемая более - ха-ха! - политкорректно звучащими терминами типа либеральный консерватизм, даже и чисто эстетического, а не политического толка) так или иначе налагает свой отпечаток на мышление самых вроде бы прогрессивных наших властителей дум. Тут можно было бы вспомнить и о реакции дорогих россиян на избрание нового мэра Лондона (впрочем, может еще и "вспомню" отдельно).

Свой взгляд я изложил в том своем старом тексте: успех или неудача конкретного спектакля определяется массой факторов. И "color-blind casting" - это не индульгенция. Это может быть и неуместно, особенно если постановка действительно претендует на максимальную "аутентичность" в узком смысле слова, но даже если не делать акцент на концептуальности выбора исполнителя с принципиально "иной" внешностью, актерский талант конкретного артиста обычно важнее, чем неудобство (в большинстве случаев, временное - пока не погрузишься в спектакль) части зрителей со своими представлениями об эстетике, идеологии и политике. Не случайно что, полагаю, у подавляющего большинства английских зрителей проблем с цветом кожи Карениной (а также Вронского и графини Вронской) не возникало в принципе - и не по причине их невежества. С другой стороны, от социально-идеологических аспектов этой практики и в Альбионе не уйти. Полемика продолжается (примеры - недавние статьи "Colour-blind casting: how far have we really come?" и "Color-Blind Casting vs. the Playwright’s Intent").

А вот в Москве такая Каренина может появиться только в комплекте со вселенским скандалом. В который кто только не будет вовлечен, включая власти и всякого рода активистов-боевиков, в том числе театральных радетелей всевозможной чистоты. Чья "агрессия" будет вполне реальной (от запрета постановки до физического насилия), а не художественной. И режиссер, который рискнет предложить зрителю чернокожую Анну, будет (и совершенно справедливо) рассматривать свой спектаклю как вызов, как пощечину сложившемуся общественному вкусу, причем в контексте, заведомо более широким, чем художественный. И что, в политкорректности тут дело? А то, что "Анна Каренина" - по-человечески совершенно универсальная (несмотря на конкретные обстоятельства места и времени) история, будет совершенно неважно.

В этом и печаль.

More references:
Casting Without Limits
Non-traditional Casting

P.S. Кстати, Денис Драгунский почувствовал необходимость уточнить свою мысль:

БЫВАЕТ НАСТОЯЩАЯ ПОЛИТКОРРЕКТНОСТЬ -
это когда нельзя дискриминировать человека по причине его расы, этничности, пола, сексуальной ориентации, религии, возраста, телесных качеств, заболеваний соматических или душевных (я ничего не забыл)? И это прекрасно, ибо верно сказано: альтернатива политкорректности - хамство.
А бывает агрессивная транскультурность. Я бы так назвал нарочитое стремление сделать так, чтоб на театре или в кино все было бы наоборот от авторского замысла, культурной традиции и здравого смысла. Чтобы Дездемону играл престарелый глухонемой негр на костылях.
Здесь нет политкорректности, то есть заботы о людях.
Здесь есть назойливое самоутверждение - но не престарелого негра на костылях, а того, кто вытащил его на сцену.


И еще один его пример:

А вот если Уильям Шекспир, "Отелло", да еще венецианского мавра играет белая женщина, а дочь дожа - черный мужчина, и он в гомосексуальной связи с Кассио, а Яго его ревнует, это круто!"

Оно, конечно, чего только на белом свете не бывает. Но с моей точки зрения, сам факт, что он почувствовал необходимость использовать столь экстремальные и заведомо абсурдные ("нарочитые", используя его язык) примеры, не имеющие практически никакого отношения к реальности, во всяком случае, мэйнстримной (в том числе, к реальности дискуссии), красноречиво говорит, что и у него есть ощущение неубедительности своей изначальной аргументации.

А еще он воспел хвалу Бернской конвенции, которая-де предотвращает издевательство над классикой:

"Бернская конвенция. Автор давно уже умер, более 70 лет назад, и ни он, ни его наследники не имеют права запретить постановку. Поэтому, в частности, мы не видим агрессивных и транскультурных интерпретаций таких крупнейших драматургов, как Теннесси Уильямс, Гарольд Пинтер, Юджин О'Нил".

Боюсь разочаровать любимого автора, но он, рискну утверждать, вряд ли смотрит много западных спектаклей. А вот я лично совсем недавно видел в лондонском Trafalgar Studios спектакль по классической пьесе Пинтера "Homecoming" со звездным составом исполнителей, где центральную роль дамы по имени Ruth играла актриса Gemma Chan - китаянка. А чуть раньше видел в Young Vic спектакль "Man: Three plays by Tennessee Williams" где в главных ролях в каждой из этих коротких и редко исполняемых пьес (роли молодого белого американца, смоделированные автором в автобиографическом духе) был занят актер Nikesh Patel (получивший в последнее врем известность как звезда телесериала "Indian Summers") с выраженно азиатской (индийской) внешностью. В обоих случаях никому не пришло в голову удивляться выбору таких расово иных актеров (живущих всю жизнь в Британии, кстати говоря).

Кстати: на фото слева - изображение с афиши этого уильямского спектакля; а справа - фото актера Никеша Патела, который этот персонаж в спектакле сыграл. Честно говоря, я затрудняюсь проинтерпретировать, почему театр и художник предложили публике такой образ главного героя, весьма отличающийся от презентованного в спектакле. Не сомневаюсь, имей я столько читателей, сколько имеет Д.В. Драгунский, они бы предложили достаточное количество ударных версий. Но я не уверен, что хочу эти версии знать.



P.P.S.Кстати, раз уж к слову пришлось, скопирую сюда из фейсбука свой отзыв о "Man: Three plays by Tennessee Williams"; уже не вспомню, почему он был написан на английском, так что прошу меня простить тех, кто по-английски не читает. В спектакле была занята очень необычная актриса:

8 March 2015 19:54
After all that heavy political stuff in my fb lately I am feeling obliged to present a cat (what else for escapism?!). An American cat with Russian name, actually. How do I know it? Well, not long ago I saw (in an intimate 'Clare' studio of London's Young Vic Theater) three rather rare short plays by Tennessee Williams ("Three riveting stories of misplaced identity and sexual repression reveal the tragic consequences of isolation."). When I looked at the cast credits in a programme I immediately spotted the following line: "Nitchego: Bella". Below there was another line: "Bella supplied by Animal Actors."

Yes, Williams's play "The Strangest Kind of Romance" (1942) includes the character called 'Nichego the cat'. The main character, an unfortunate young man ('Little Man' as he's called), is a new tenant and he found out that the previous tenant (the Russian who - of course! - just died and that info was the only mention of him in the play) left the cat in the rented room. The point of the play was that Little Man being a typical Williams's outsider character could only build a strong relationship with that cat, not with people (long before facebook!)

Probably, I was the only member of a small audience who could understand what cat's name Nitchego means. To my English-speaking friends: the main meaning of this Russian word is 'nothing'. However, it's also routinely used as 'doesn't matter', 'never mind', 'so-so'... For instance, it's used in situations when English-speaking people reply "fine" or "OK" to "How are you?" Russian people tend to tell you in length how they really are but if they are not in a mood to do that they normally would reply: 'nitchego'! That's curious linguistic difference: to say 'nothing' instead 'fine'... Tennessee Williams did understand that depressive nature of reality (American or Russian) better than most...

And yes: Bella the cat played its role of Nitchego with aplomb - nobody expected less from a seasoned professional from 'Animal Actors'!
Tags: Полемика, Россия, Театр, Ценности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments