?

Log in

No account? Create an account
На смерть Эндрю Полсона, "принца" шахматной коммерции, так и не ставшего королем - Albion and Beyond: Russian Anglophile's Observations
Links My official Web page / National Centre for Computer Animation / HyperFun Project / KasparovChess / CrestBook / ChessPro / Daily Dirt / 64 / BBC / Daily Telegraph / Times / National Statistics / IMDb / Искусство кино / Lenta.ru / Полит.ru / Спорт: день за днем / Спорт Сегодня Май 2018
 
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
 
Вс, 23 июл, 2017 19:09
На смерть Эндрю Полсона, "принца" шахматной коммерции, так и не ставшего королем

В моей фейсбуковской ленте – немало сообщений и сожалений о безвременной смерти Эндрю Полсона (Andrew Paulson), и целый ряд ссылок на воспоминания об этом видном (чтобы не сказать - знаковом) деятеле российского медиа-бизнеса. Воспоминания рисуют симпатичную и масштабную фигуру, например:

«Сооснователь «Афиши», театральный режиссер в Йеле, берлинский писатель, парижский фэшн-фотограф, московский медиамагнат, шахматный принц и верный семьянин, — а еще кондотьер с картины Паоло Уччелло» (это из текста Алексея Казакова в «Афише» "Памяти Эндрю Полсона, основателя «Афиши»").



Вот его ипостась «шахматного принца» мне неплохо известна, более того, я один из тех немногих, кто опубликовал (на шахматном сайте Крестбук) довольно подробный анализ этой ипостаси. Который и хочется сейчас вспомнить. Но сначала процитирую текст Казакова:

«Несколько лет мы почти не пересекались, а затем я увидел Полсона на первой полосе «Спорт-экспресса» — и это было самое невозможное место для встречи с ним. Газета называла Эндрю одним из самых влиятельных людей в мировых шахматах.
Как человек, еще недавно не знавший, как ходят фигуры, вдруг занялся ребрендингом главной интеллектуальной игры? На несколько месяцев Полсон даже стал президентом английской федерации шахмат, но затем вступил в неравный бой с главным английским гроссмейстером Найджелом Шортом. Это готовый сюжет авантюрного романа. Его приключения в мире шахмат выглядели как всегда весело, но чересчур гротескно — и от этого немного грустно. Но вот вдруг в 2016 году мир неожиданно начал снова сходить с ума по шахматам — и в спортбарах стали собираться аншлаги во время трансляции с чемпионата мира. В общем, даже здесь мистер-трикстер снова всех провел. Этот безумный прожект тоже оказался снайперским выстрелом.»


Это, конечно, мифология в чистом виде, чрезвычайно далекая от действительности. Очевидно, что г-н Казаков не очень в теме, и я сомневаюсь, что он действительно знает, в чем именно заключались эти «приключения в мире шахмат». Если знает – было бы интересно услышать про этот «готовый сюжет авантюрного романа». Подозреваю, что реального знания нет – собственно, пассаж «даже стал президентом английской федерации шахмат, но затем вступил в неравный бой с главным английским гроссмейстером Найджелом Шортом» все об этом знании говорит и, кстати, может вызвать только улыбку. И не только из-за смешной демонизации фигуры «главного английского гроссмейстера» («неравный бой»?! - Шорт из тех, кто не стесняется публично выражать свои взгляды, но за ним нет ни организаций, ни денег, только его репутация, вполне неоднозначная) - просто потому, что президентство в этой достаточно маргинальной общественной организации было вполне проходным эпизодом в шахматной деятельности Полсона, к тому времени вынужденного от действительно амбициозного шахматного проекта отойти, но судя по всему, с этим фактом не вполне примирившегося и искавшего пути остаться в шахматной управленческой "элите". Даже намекал, что будет баллотироваться в президенты ФИДЕ. Не получилось. И, видимо, не могло получиться.

Он действительно был некоторое (короткое) время «одним из самых влиятельных людей в мировых шахматах» - и увы, этот «безумный прожект» оказался для шахмат вовсе не «снайперским выстрелом», а очень противоречивым и в конечном итоге регрессивным эпизодом (что, к сведению г-на Казакова, стало ясно именно в 2016 году, когда обновленный - не им - Агон зафункционировал на полную мощность).

Вряд ли многие мои френды в курсе специфики шахматных дел Полсона. Поэтому напомню, что в 2012 г. учрежденная им компания AGON получила у международной шахматной федерации ФИДЕ права на организацию официальных турниров и матчей на первенство мира аж до 2023 года. Как и почему получила - до сих пор полностью неизвестно, шахматно-бюрократический мир, где правят деятели, подобные Кирсану Илюмжинову, весьма непрозрачен. Более того, обстоятельства возникновения Агона весьма туманны – есть мнение (подтвержденное документами – хотя тема еще ждет настоящего расследования), что на самом деле Полсон был витринной фигурой для илюмжиновской команды (которую некоторые не самые последние в шахматах люди называют просто «мафией»). И что даже Агон ему на самом деле принадлежал номинально.

Обещаний вывести мировые шахматы из кризиса (и финансового, и имиджевого, и - если угодно – кризиса идентичности) было Полсоном сразу же сделано немало, и взялся он за дело весьма энергично. Концепты и планы были широковещательно заявлены (типичный заголовок тех времен в массовом издании: "Can this man do for chess what Bernie Ecclestone did for Formula 1?").

Моя статья была посвящена лондонскому турниру претендентов 2013 года (я был на нем аккредитован от Крестбука), который явился одним из самых интересных и драматичных во всей шахматной истории. Определившийся в последнюю минуту победитель Магнус Карлсен через полгода выиграет и титул чемпиона мира. Агон был главным организатором, это было именно то событие, где были предъявлены и концепты глобальной шахматной реформы, и их первое реальное воплощение на практике. Увы, и последнее. Вскоре после этого турнира Полсон был оттеснен от реальной работы по организации официальных турниров – дело взяли в свои руки проверенные люди из ФИДЕ. А саму компанию он через год продал «за один фунт» российско-американскому бизнесмену-пиарщику Илье Мерензону. Который, судя по всему, более органично чувствует себя в этих, как и раньше, покрытых мраком взаимоотношениях со странным миром мировой шахматной бюрократии, ведущей дела в лучших (они же худшие) традициях российского бизнеса (при том, что команда вполне интернациональна). А пиарщик он действительно классный - я был одним из тех, кто с изумлением следил, как по сути джинсовая реклама (в виде протяженных журналистских материалов) деятельности его фирмы со свистом появлялась в ведущих либеральных и деловых СМИ - Форбсе, Медузе, Афише и т.д.

Концепты по продвижению мировых шахмат авторства Полсона Мерензоном радикально изменены. Нет возможности здесь останавливаться на деятельности мерензоновского Агона (я считаю, деятельности провальной – если, конечно, исходить из интересов мировых шахмат. Для затравки - одна ссылка: "Агон. Почему это не плохо, а очень плохо"). А вот тот давний анализ той практики и идеологии, которую Полсон пытался в весьма глобальном масштабе реализовать остается, на мой взгляд, по-прежнему актуальным.

Приведу здесь некоторые цитаты из своей статьи "Крестбук на 'London Candidate Tournament': заметки очевидца" (если у кого есть интерес прочитать ее полностью, то просьба пройти по ссылке на Крестбук).



... Цена билетов – 25 фунтов (а по выходным дням – даже 30). Это весьма недешево даже по лондонским меркам. На London Chess Classic билет стоил 15 фунтов – при том, что за эти деньги зрителю предлагалось значительно больше (как мы увидим дальше). Нет и скидок тем, кто покупает билеты на несколько туров. «Небольшие скидки» (цитируя Полсона) предлагались читателям газет Times и Telegraph, а также студентам. В данном по окончании турнира интервью Полсон так объяснил ценовую политику: «Меня не интересует количество, а, если позволите, качество зрителей. Я потратил массу времени и денег на то, чтобы организовать этот турнир и сделать его таким, как он есть. И мне кажется, это нормальное соглашение между мной и шахматным зрителем: я старался ради него, он же платит за вход некую сумму в знак уважения к моей работе.» Как видим, это принципиальная позиция: главного организатора мировых шахмат интересует только состоятельная публика. И этот концепт прилагается не только к ценам на билеты.

... труднее понять, почему для зрителей не организуются сеансы или блицтурниры. Развал с книгами и видеоматериалами имеется – но выбор значительно более скуден, чем на традиционном лондонском турнире. И никаких церемоний с участием авторов, которые подписывают свои книги тем, кто их приобрел. Странно, что кроме постера за 10 фунтов, никакой другой турнирной атрибутики (значки, футболки с логотипом турнира и прочее) не предлагается. Более того, кажется, что не была издана турнирная программка (на Chess Classic за 5 фунтов вы могли купить роскошно выглядящее цветное 32-страничное издание с подробным профилем каждого участника и другими материалами). Повторю: странно.

Кстати об участниках. Я не сразу понял, что и они, по идее – главные действующие лица этого действа, как-то не очень видимы. Никаких портретов вообще нигде (опять нельзя не вспомнить замечательные художественные изображения участников, которые на London Chess Classic смотрят на вас отовсюду). Только на турнирных постерах можно обнаружить напечатанные мелким шрифтом фамилии шахматистов. Нормальной турнирной таблицы также обнаружить не удалось - рядом с книжным развалом лежит обычный лист бумаги формата А4 с напечатанным количеством очков у каждого участника на текущий момент.

Опять же, такая политика (здесь это слово уместно) – не случайность. Как явствует из все того же интервью Эндрю Полсона Питеру Доггерсу, он считает, что реальные спонсоры шахматистами (даже первого ряда) не интересуются. Более того, они не интересуются и шахматными событиями, даже такими как претендентский турнир или этапы Гран-При. «Продать» им можно только имидж, «идею» шахмат как интеллектуальной элитной игры. Собственно, Полсон считает само слово «спонсор» с его «благотворительным» оттенком неуместным в контексте его работы. Он считает, что надо вести речь о партнерстве с корпорациями: если, мол, они увидят, что ассоциируемые с шахматами ценности можно приложить к их корпоративным брендам, то только тогда можно рассчитывать на участие коммерческих структур в финансировании мировых шахмат.

И тут надо сказать о еще одной особенности турнира, которую не сразу осознаешь: практически нет детей. Тут опять невозможно не вспомнить Chess Classic, на котором дети (они могли проходить бесплатно при условии, что их сопровождает взрослый, который свой билет оплачивает, плюс их привозили целыми автобусами на занятия и турниры) были просто везде и в огромных количествах. И им было чем себя занять. Это тоже принципиальная (и принципиально другая) позиция, прямо связанная с видением миссии шахмат в современном мире: коммерческий потенциал шахмат в смысле рекламы каких-то товаров близок к нулю, «продать» же можно социально-образовательную функцию шахмат, обещающую пользу для общества и особенно для его подрастающего поколения.

Поэтому тамошние организаторы апеллируют не к корпоративным, а к общественным, гражданским интересам (служение которым, в свою очередь, привлекает и нуждающиеся в хорошем имидже корпорации). Отсюда и акцент на благотворительность – спонсоры, например, обязуются удваивать любое сделанное зрителями пожертвование (призывы к чему раздавались непрерывно – на претендентском турнире ничего подобного не было), все собранные деньги (и вообще, все доходы за вычетом расходов) идут на образовательные шахматные программы для широкого круга детей. При этом, наверное, не случайно, что Chess Classic проводится независимой частной структурой, поддерживаемой частными же лицами, в то время как деятельность Агона невозможно отделить от ФИДЕ и госструктур типа (азербайджанского) SOCAR.

Собственно, я забыл рассказать о продукте, который, кажется, больше чем продукт и, если судить по интервью Полсона и пресс-релизам, ему придается очень большое значение. Кажется, он, в некотором смысле и есть материальное воплощение той самой «идеи».

Это комплект фигур и шахматная доска, созданные по специальному заказу фирмой Pentagram. Эта известная дизайнерская и консалтинговая фирма задействована и в других имиджевых инициативах Агона и ФИДЕ: ее специалисты сконструировали «идентичность» (имя, логотип, медали, которые вручают победителям турниров и матчей на первенство мира и т.д.) для бренда World Chess (можно себе представить, сколько денег было уплачено за изобретение оригинального имени «World Chess» - вряд ли ведь оно могло просто так прийти в чью-то непрофессиональную голову). Характерно название одной из статей, где подробно обсуждается (или, скорее, презентуется) работа дизайнеров и консультантов: «Pentagram brings chess into a new era». Вопрос в том, не обернется ли эта «новая эра» сугубо виртуальной, «копирайтерской» глянцевой реальностью, плохо совместимой с настоящей реальностью, в которой существуют шахматы? Это, конечно, тема для дискуссий. Вот только склонны ли вершащие судьбы шахмат деятели к публичному обсуждению своих глобальных инициатив?



В то же время нельзя не отметить: этот новый комплект шахмат, сконструированный известным дизайнером Даниэлом Уэйлом на основе классического стаунтоновского комплекта, несущего образы неоклассической викторианской архитектуры, выглядит очень симпатично. ... комплект фигур можно было на турнире купить за £199.95, а доску - за £99.95. Т.е. в сумме 300 фунтов (около 15 тысяч рублей)! С трудом можно себе представить любителя шахмат, выкладывающего такие деньги. Интересно, был ли продан во время турнира хотя бы один комплект? Возможно, кто-то из тех самых приглашенных на турнир «потенциальных спонсоров» позволил себе (вероятно, за счет представительских расходов) разориться - хотя, скорее, таким ВИПам эти комплекты просто преподносились организаторами в подарок (я бы ожидал, что по крайней мере участникам эти шахматы были подарены).

Надо надеяться, что если они поступят в широкую продажу, то цена будет установлена адекватная. Если конечно, вообще ставится такая цель - продать что-то простым любителям. А вообще, это где-то даже символично - делать такую имиджевую ставку на комплект фигур, который, если кто и купит, то не для того, чтобы играть. По первому впечатлению, во всей этой глубоко проработанной стратегии вывода шахмат из глобального кризиса идентичности не звучит сама игра как таковая, вне фокуса оказываются и ее обычные любители (которые не всегда являются богатыми и влиятельными людьми). Надеюсь, мои опасения беспочвенны.
...
Возможно, автор уделил слишком много внимания Эндрю Полсону. Это получилось как-то само собой и было, учитывая фокус этого текста, неизбежным: ведь глава Агона персонифицировал в себе чуть не все организационные и имиджевые проблемы и данного турнира, и современных шахмат вообще. Возможно, некоторые из обращенных к нему претензий и вопросов должны быть адресованы, на самом деле, кому-то еще. "Я хочу видеть этого человека!". Но кто это может быть в малопрозрачном мире мировой шахматной бюрократии? Очевидно, это не будет уважаемый всеми нами Кирсан Николаевич. Он ведь просто выше всего этого.

... Кажется, последним видеорепортажем на официальном сайте было интервью, которое Лоренс Трент взял у счастливого победителя Магнуса Карлсена прямо в комментаторской комнате. Но возможно, не все обратили внимание: перед самым прекращением трансляции вдруг включили камеру из турнирного зала. Буквально на несколько секунд. Кажется, там Полсон дает интервью, сидя за шахматным столиком (кадр ниже). "Кажется" – потому что в зале темно. А еще кажется, что этот господин, вроде бы (опять это словцо – но никак без него здесь не обойтись) один из тех очень немногих, кто реально вершит судьбы мировых шахмат, любит темноту. И в смысле буквальном, и в фигуральном. Куда же этот загадочный князь тьмы заведет шахматы?...



P.S. Неделей раньше Полсона умер Антон Носик (с которым у Полсона было немало пересечений, в том числе связанных с жж). А сегодня пришло известие о смерти Артема Тарасова - наверное, немногие знают, что этот "первый советский официальный миллионер" некоторое время был предшественником Полсона в ипостаси главного коммерческого лица ФИДЕ. Его деятельность завершилась оглушительным провалом. Но трудился он не зря - по крайней мере, преуспел в восклицаниях типа "Каспаров попытался разрушить демократию в России".

P.P.S. Отклики на этот текст в моем фейсбуке.

Еще более интенсивная дискуссия.

Tags: ,
Музыка: Philip Glass - "Glassworks"

2CommentReply

thrasymedes
thrasymedes
thrasymedes
Вс, 23 июл, 2017 19:58 (UTC)

"Каспаров попытался разрушить демократию в России"
Ну и как, удалось ?


ReplyThread
valchess
valchess
Англофил
Вс, 23 июл, 2017 20:12 (UTC)

То, что "демократия" разрушена, вроде мало кто оспаривает. А вот кем - есть разные мнения.


ReplyThread Parent