December 24th, 2010

Gymnast

Многозначительная Россия - 90: теленачальники как унтер-офицерские вдовы

В Москву, в Москву!... До 9 января.

Впрочем, я в Москве уже два дня. Изрядную часть которых по внезапно возникшей необходимости провел в кресле стоматолога. Вот и сегодня с утра пораньше мне выдрали зуб мудрости. После чего я вернулся домой в весьма разобранном состоянии аккурат к началу "Итогов года с Президентом России" (транслируемым, как водится, по всем основным каналам).

Надо сказать, к президенту Медведеву я отношусь индифферентно. Не считаю его самостоятельной политической фигурой. Ему, конечно, дозволено иметь свои локальные темы и проекты, но немногие, думаю, будут спорить, что первым лицом нации он является лишь номинально. Для меня он, прежде всего, "говорящая голова", которую, впрочем, можно иногда и послушать: в этом качестве он вполне квалифицирован, и по крайней мере может внятно озвучить то, что высшая власть считает нужным сказать людям, не прибегая к приблатненной лексике. И вот в этом полуторачасовом камлании (проходившем, естественно, в привычном для российского телевидения формате предоставления максимального комфорта интервьюируемому высокому лицу) меня озадачил всего лишь один сюжет. Начавшийся с такого вопроса президента:

Д.МЕДВЕДЕВ: Не так давно прозвучал целый ряд упрёков в адрес электронных СМИ и прежде всего каналов в том, что они фильтруют информацию, в том, что они не дают правды, в том, что у них есть специальные решения о том, чего показывать, чего не показывать. А из-за этого, несмотря на то, что у нас прекрасное телевидение и смотреть его действительно интересно, новостная лента убогая: не показывают того, что должны показывать, – стало быть, нет свободы слова. Есть что сказать на эту тему?

Естественно, телевизионным начальникам было что сказать. Выдержки из их ответов - в конце этого поста (под катом).

Что я, возможно вследствие потери остатков мудрости вместе с соответствующим зубом, не могу понять: зачем надо было поднимать эту тему? Возникло мнение, что надо публично ответить на нашумевшее выступление Л. Парфенова - просто потому, что горькие слова самого популярного и "знакового" тележурналиста наших дней невозможно игнорировать? Но ответы-то не могли быть ничем иным, как очень неудобной для отвечающих демагогией ("Вы знаете, вопрос о свободе, он очень интимный"), лицемерием ("сейчас один из самых высоких уровней свободы за всю историю нашего телевидения") и прямой ложью ("современное российское телевидение ничем не отличается по степени ограничения свободы от телевидения крупнейших демократических стран")?
Collapse )