Англофил (valchess) wrote,
Англофил
valchess

Categories:
  • Mood:

Юбилей Железной Леди

Небольшой обмен мнениями с e_dikiy, в котором опять всплыла привычная проблема с терминологией "либералы - консерваторы" подвигнул меня написать о тэтчеризме. Но это будет следующий пост, а пока - о самой Железной Леди, а точнее - о недавнем юбилее: в начале мая исполнилось 25 лет со дня прихода Маргарет Тэтчер к власти.

Не секрет, что Тэтчер была (думаю и остается) любимым политиком российских "либералов" (да и не только их), видевших в ней образец компетентного, жесткого и принципиального (“The lady’s not for turning”, как она памятно заявила тем, кто требовал изменить ее политику) реформатора, могущего не только «правильно» говорить, но и достигать результата (типичное высказывание о ней: “Love her or hate her, she delivered.” Ну и она сама с присущей скромностью как-то заметила: "If you want something said, ask a man. If you want something done, ask a woman."). Собственно, и в Британии Железная леди именно так и воспринимается, хотя знак этого восприятия отнюдь не однозначно положительный.

Юбилей очередной раз спровоцировал публичную дискуссию о Железной Леди и ее наследии. Материалов (самых разных жанров – от аналитических до сатирических) в газетах и на телевидении было столько, что захотелось тезисно зафиксировать некоторые личные впечатления.

  • Хотя 78-летняя «железная леди» уже почти 14 лет, как ушла в отставку, а в последние два года почти не появляется на публике (врачи после серии микроинфарктов запретили), в сознании и политической элиты, и «простых людей» она остается действующим политиком. Причем таким, что едва ли не каждый вполне способен сформулировать, и обычно в сильных выражениях, свое личное отношение и к ней самой, и к тэтчеризму (“you love her or loathe her” – это выражение за пред и после-юбилейные дни пришлось услышать не раз). Вот, к примеру, типичный обмен мнениями по поводу Тэтчер на форуме BBC.

  • Собственно, самое первое впечатление: сторонники и противники Тэтчер говорят на разных языках. И о разном. В чем сходятся: после Тэтчер Англия стала другой. Но сторонники говорят о реформированной экономике, которая стала конкурентоспособной и эффективной. Что профсоюзы, которых население не избирает, теперь знают свое место в плане управления государством. Говорят о том, что со страной снова стали считаться на мировой арене. Что, наконец, люди почувствовали себя более свободными, вспомнили о своей ответственности и о семейных ценностях, и многие впервые получили возможность приобрести по доступной цене бывшее до того муниципальным жилье.

  • Противники же Тэтчер экономических вопросов не просто не касаются – они их не упоминают (хотя поспорить там есть о чем - отнюдь не все экономические начинания тэтчеровской эпохи можно считать успешными, но об этом ныне рассуждают в основном в академических кругах). Вот типичный пример юбилейных рассуждений левой колумнистки из The Gurdian: “There was talk of her "restructuring the economy"… Words like "restructuring" give me a bad feeling. As vital as the activity sounds, when absolutely everyone seems to do it, you do have to wonder whether it isn't just a natural function of government.” Т.е. эта утонченная дама выше всех этих ничтожных экономических материй – ведь любое правительство что-то там реструктурирует, что об этом говорить...

    Итак, вот в чем Тэтчер обвиняют ее противники (за время юбилея многократно повторенные формулы обвинения вполне отпечатались в моей памяти): было “caring society”, а в результате тэтчеровских реформ стало – “me-me-me society”. Были люди бескорыстные. А стали – эгоистичные и жадные. И этого простить Тэтчер просто невозможно (вопрос, почему же в те благословенные времена бескорыстные люди бастовали, требуя именно что повышения зарплаты – см.ниже, считается неприличным). Знаменитая (и, конечно же, вырванная из контекста) фраза из одного интервью Тэтчер “There is no such thing as society” остается в сознании данной части публики эталоном выражения ненавистной идеологии индивидуализма (хотя на самом деле абстрактному «обществу», которое будто бы отвечает за все проблемы индивида, Тэтчер противопоставляла не столько самого индивила, сколько семью и “local community”). В концентрированном до абсурда виде такого рода претензии в адрес Тэтчер прозвучали (за месяц до юбилея) в речи главы национального профсоюза учителей Pat Lerew, которая заявила, что нынешние проблемы с дисциплиной в школе происходят потому, что там сейчас учатся дети тех, кто был детьми в эпоху Тэтчер - того самого “Thatcher's children” поколения, которое было развращено «монетаристским духом» тэтчеровских реформ.

  • Всегда были напряженными отношения Железной Леди с «творческой интеллигенцией». Опять же, за показательным примером далеко ходить не надо: вот замечательный музыкант Elvis Costello дает интервью телеканалу BBC1 (юбилей, кстати, уже отшумел). Интервьюер – политический журналист Jeremy Vine вспоминает песню “Tramp the Dirt Down” (в которой лирический герой предвкушает момент, когда можно будет потоптаться на могиле Тэтчер) и спрашивает, продолжает ли Костелло питать такие сильные негативные чувства к ныне престарелой и тяжело больной даме. Ответ примерно таков: «Прощения за ее преступления, не имеющие срока давности, быть не может. Вот если бы сейчас поймали Мартина Бормана – его бы, несмотря на возраст, судили? С Тэтчер тот же случай. На могиле ее плясать, все же, не буду – не хочу обувь марать»... Ох уж эти шоубиз-мультимиллионеры с их (кто бы сомневался!) выстраданными левыми взглядами! Впрочем, есть все же в этом круге у Тэтчер и поклонники: так, благотворительный аукцион на упомянутом ниже торжественном мероприятии вел Tim Rice.

  • В эти же дни исполнилось 40 лет со времени вступления во власть популярного лейбористского премьера Harold Wilson. Сие событие прошло практически незамеченным. Кто обречен на сравнение с Тэтчер, так это Тони Блэр, который также только что отметил (без лишнего шума) 7-летие прихода к власти. Вот кого вполне серьезно называют тэтчеровским "лучшим учеником" (тем более, что в родной консервативной партии успешных наследников не нашлось). Вообще, есть вполне обоснованное мнение, что именно Тэтчер лейбористская партия обязана своим возрождением (как неосторожно однажды высказался Peter Mandelson – один из главных идеологов Новых Лейбористов и ближайший соратник Блэра: “we are all Thatcherites now”): восприняв идеологию тэтчеризма, "New Labour” оказались в состоянии компетентно управлять экономикой – в отличие от предыдущих лейбористских правительств. Об ориентации во внешней политики на США и говорить нечего. Правда, в отличие от Тэтчер, политическое поведение которой соответствовало принципу “What you see is what you get”, об истинных идеологических и политических убеждениях «хамелеона» Блэра можно только догадываться.

  • Юбилей оказался поводом вспомнить, что за жизнь была в Британии четверть века назад – чему особенно способствовали показанные в изобилии по телевидению документальные кадры. Сейчас трудно себе представить, что во второй половине 70-х Британию называли “sick man of Europe” (по аналогии с Оттоманской Империей 19-го века), и раздавались голоса ученых людей, что ей, дескать, суждено стать первой развитой страной, которая вернется к статусу развивающейся, и поделать с этим ничего нельзя – надо только пытаться минимизировать издержки. И действительно: экономика пребывала в глубокой стагнации, реальная власть в существенной мере находилась у профсоюзов, на международной сцене голоса Британии было почти не слышно – страна катастрофически теряла авторитет (вплоть до унизительной необходимости – несмотря на весьма высокие налоги - брать кредиты у МВФ и – соответственно - следовать его советам).

    Кульминация наступила зимой 1979 г., вошедшей в историю под навеянным Шекспиром названием “Winter of Discontent”. Уже одной забастовки водителей грузовиков (требовавших 25% повышения зарплаты) хватило бы, чтобы парализовать страну. Но к ним присоединились и полтора миллиона других работников из public sector. Результат: на улицах демонстранты перманентно дрались с полицией, закрылись школы и даже морги; практически все больницы обслуживали только экстренных больных (причем, относится ли поступивший больной к таковым, решали не медики) и т.д., и т.п. Телеканал ITV 3 месяца не работал из-за забастовки техслужб (действовали только два канала BBC). Что говорить, если даже олицетворение английскости - газета The Times 11 месяцев выходила с большими перерывами. А по улицам ветер носил мусор – его не убирали и не вывозили, а только жгли прямо на месте - мусорщики тоже бастовали. Что касается экономических показателей, достаточно упомянуть только инфляцию в 17%. В общем, положение страны не случайно описывали в драматических выражениях типа “terminal decline”. И вот 4 мая 1979 года при входе в резиденцию на 10 Downing Street только что ставшая премьер-министром Тэтчер тихим голосом произнесла (из Франциска Ассийского): “Where there is discord, may we bring harmony. Where there is error, may we bring truth. Where there is doubt, may we bring faith. And where there is despair, may we bring hope.” Как говорится, “The rest is history”.

    Приложение:

    Меню Торжественного Ужина в The Savoy,
    организованного движением Conservative Way Forward,
    на котором присутствовала сама юбилярша и все значимые фигуры консервативной партии
    (500 гостей; для членов Движения – 95 фунтов, для не-членов – 120).

    Terrine of melted Beaufort cheese
    With new potatoes and marinated salmon

    Fillet of lamb in wild garlic, mint pesto and chorizo sauce
    Crushed potatoes with chives and olives
    Chive tied green beans

    Orange Tart
    With almond milk ice cream

    Savoy blend coffee
    Steaming pralines


    Selection of wines
    Chardonnay Comte de Morancy 2002
    Savoy Claret Comte de Morancy 2000
  • Tags: Британия, История, Консерватизм, Первые лица, Тэтчер
    Subscribe
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 13 comments