Англофил (valchess) wrote,
Англофил
valchess

Categories:
  • Mood:

Британское правосудие - 9: Развод футболиста

Слушания по данному бракоразводному делу закончились, а решение еще не вынесено. В ожидании решения все «нетривиальные» с точки зрения дележа имущества процессы замерли, а положительное решение, как ожидается, будет иметь радикальные последствия не только для английского семейного права, но и для самого института семьи.

Фактология. 33-летняя Karen Parlour, разошлась со своим мужем – 31-летним футболистом лондонского Арсенала (а в прошлом и сборной Англии) Ray Parlour в 2002 г. Они “были вместе” с 1990 г., хотя официально в браке – с 1998 г. В январе этого года судья Верховного Суда присудил бывшей супруге: (а) 250 тыс. фунтов в год “содержания” (т.н. maintenance) из доходов бывшего мужа (данная сумма в 10 раз превышает средний годовой доход английского работающего физического лица) - при том, что она хотела 444 тыс., а Рэй был согласен выплачивать 120 тыс.; (б) единовременную выплату в 250 тыс. фунтов; (в) три дома (стоимость “основного” – 850 тыс. фунтов). Для справки: сейчас футболист зарабатывает около 1.1 – 1.2 млн. фунтов в год.

Однако, она посчитала, что этого недостаточно и теперь Верховный Суд в составе трех судей рассматривает ее апелляцию. Главное требование – увеличить сумму содержания до 400 тыс. фунтов в год (сумма эта, кстати, не облагаемая налогом – предполагается, что они уже ранее уплачены мужем). При этом такая с ее точки зрения незначительная (а именно 37% от дохода мужа) сумма объясняется тем, что время пребывания в официальном браке было невелико, а вообще речь могла бы (и должна бы!) идти о 50% дохода бывшего мужа (подчеркну, если кто еще не уловил: будущих доходов бывшего мужа!). Замечу, что все названные суммы касаются выплат лично самой Карен – деньги на содержание трех детей (4, 6 и 8 лет) идут отдельной строкой (в данный момент по 12 тысяч фунтов в год на детскую душу) и в данном процессе не обсуждаются.

Мотивировка с женской стороны: Рэй играл в футбол и зарабатывал. Карен вела дом, растила детей и вообще положительно влияла на партнера. И все это – пожертвовав своей карьерой. Особенно подчеркивается, что футболист в свое время был склонен выпить и побузить, и это именно ее заслуга, что он в конце концов взялся за ум. Т.е. без деятельности жены муж таких доходов мог бы и не иметь. Еще любопытный аргумент (касающийся уже будущего): пара худо-бедно обеспечила свои нынешние потребности. Теперь Рэй может оставшиеся несколько лет карьеры спокойно зарабатывать себе на пенсию, и лет в 35 на эту пенсию выйти. Почему же Карен, столько для его спортивного долголетия сделавшая, не может тоже в это же время выйти на пенсию - и с той же суммой в кармане, что и бывший супруг? Лишать ее этого права – сексуальная дискриминация в чистом виде. Ведь начинать рабочую жизнь сначала ей поздно, да и (это уже я добавляю) желания нет.

Противоположная сторона, однако, утверждает, что безобразия с выпивками в Арсенале ликвидировала вовсе не Карен, а принявший команду в 1996 г. французский тренер Арсен Венгер. Что в свое время получило исчерпывающее освещение в прессе. И указывает, что сама Карен, бывшая в юности ассистенткой в оптической мастерской, давно перестала работать, зато получила известность как любительница дорогой одежды и вообще жизни на широкую ногу. И что при всех ее замечательных качествах она без мужа никогда не достигла бы того уровня жизни, который имеет и после развода.

Т.е. основной point данного процесса: имеет ли бывшая жена право на пожизненное получение половины будущих доходов бывшего мужа? С моей непросвещенной точки зрения такая заявка звучит абсурдно (для меня – юридического профана - не очевидно даже, почему в эпоху декларированного - и законодательно, да и прежде всего самими женщинами - равенства полов вообще надо - после раздела совместно нажитого имущества - содержать бывшую жену, а не только детей), однако не все так просто. До недавнего времени в Англии выплаты женам присуждались исходя не из богатства мужа, а из неких «разумных потребностей» бывшей жены (иногда, впрочем, роль ущемляемого партнера переходила к мужу). Точно не определенная формулировка предполагала, что в каждом конкретном случае будет свое решение. Однако, в последние годы английские суды склонны ко все более либеральным (т.е. в пользу «слабейшего» партнера) решениям, при которых нажитые за время брака семейные assets (недвижимость, капиталы и прочие ценности) должны при разводе делиться пополам: семья – единая ячейка с разделением труда, который должен цениться безотносительно к тому, кто какой в денежном выражении вносил вклад. Например, если в данном процессе присудить бывшей жене меньше, то “это будет признанием того, что игра в футбол – более ценное занятие, чем выращивание трех детей” (цитирую адвоката).

Что касается претензий на будущие доходы бывшего мужа, то здесь подводится такая теоретическая база. Есть понятие “earning power” (т.е. способность зарабатывать). И предполагается, что эта способность не есть нечто присущее зарабатывающему индивиду изначально, а напротив, она так же динамически формируется в течение семейной жизни обоими партнерами, как, скажем, капитал или недвижимость. Да, эту способность муж уносит с собой, но жена (являющаяся по умолчанию владельцем 50% этой способности) должна получать и 50% тех плодов, которые она будет и дальше приносить. Отсюда и претензии на половину будущих доходов бывшего мужа. На первый взгляд эта мотивировка недостаточно сильна, ибо будет трудно доказать, что именно 50% этой “earning power” происходит от деятельности жены во время брака (а не от действовавших до и параллельно браку других факторов – в данном футбольном случае – природного таланта, труда тренеров и прочего). Но выражение «по умолчанию» употреблено выше не случайно – это дело принципа, что «все делится пополам». Иначе - "дискриминация", а этот ярлык сейчас сам по себе страшен.

Возможные последствия - их, в частности, обрисовала в последней Independent on Sunday ведущая специалистка по бракоразводным делам Sandra Davis (в свое время она добилась для Принцессы Дианы откупных в размере 17 млн фунтов от Принца Чарлза, что было прорывом в английской юридической практике. Такие бывшие мужья, как Mick Jagger, Kevin Kostner, Michael Douglas и Steven Spielberg, тоже, вероятно, вспоминают о ней без положительных эмоций. Кстати, она принадлежит к узкому кругу бракоразводных юристов, известному как "the magic circle”, чьи клиенты платят по 400 фунтов в час).

  • В случае установления прецедента репутация Лондона как "divorce capital of Europe", которую он в последнее время приобретает, еще более упрочится (суды в католических странах и так традиционно относятся к женам более сурово, а уж теперь...). Следует ожидать бурного потока громких бракоразводных процессов.

  • Более богатый партнер просто будет избегать официально разводиться, и т.о. сам институт развода (необходимый в цивилизованном обществе) даст трещину, и люди будут жить в несчастливом браке как в мышеловке.

  • Более богатый партнер будет избегать жениться, что нанесет новый удар по и так уже уязвимому институту семьи (согласно последним данным, количество английских незамужних дам в возрасте до 50 лет впервые перевалило за 50% рубеж).

  • Большее распространение получат брачные контракты. Проблема, однако, в том, что в Англии такие контракты имеют пока очень ограниченную юридическую силу, да и общественное мнение к ним относится негативно.

    А пока юристы-практики уже отмечают появление любопытных защитных механизмов. Например, муж настаивает на появлении в доме няни и/или домработницы – тогда в случае развода жене будет трудно утверждать, что она перетрудилась на ниве воспитания детей или домашнего труда.

    Дополнительные ссылка и ссылка по теме.
  • Subscribe
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 13 comments