?

Log in

No account? Create an account
Hutton inquiry: откуда такой интерес? - Albion and Beyond: Russian Anglophile's Observations
Links My official Web page / National Centre for Computer Animation / HyperFun Project / KasparovChess / CrestBook / ChessPro / Daily Dirt / 64 / BBC / Daily Telegraph / Times / National Statistics / IMDb / Искусство кино / Lenta.ru / Полит.ru / Спорт: день за днем / Спорт Сегодня Сентябрь 2018
 
 
 
 
 
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
 
 
 
 
 
Пн, 22 сент, 2003 19:31
Hutton inquiry: откуда такой интерес?

Вернулся из отпуска и обнаружил: как и месяц назад, главной темой британского общественного интереса остается дело несчастного доктора Келли. По-прежнему телевидение и все качественные газеты каждый день в подробностях рассказывают о заседаниях комиссии лорда Хаттона; идут бесконечные публичные дискуссии, уже снимаются несколько документальных телефильмов и даже один художественный, репетируется театральная посьановка, а официальный сайт расследования Хаттона побил рекорды посещаемости.

Возникает вопрос: в чем причина такого небывалого интереса к делу, суть которого – в нюансах политики и журналистики, в норме для обывателя малоинтересных? Конечно, смерть человека придала драматизм и другой масштаб рутинным разборкам между правительством, парламентом и СМИ по поводу обоснованности вовлечения Британии в иракскую войну и освещения обстоятельств этого вовлечения; однако, всем понятно, что прямой вины никого из политиков и журналистов в самоубийстве почтенного эксперта нет. И даже косвенная вина практически не прослеживается: и политики, и журналисты делали свою работу, причем так, как делают всегда – с допустимыми в контексте пропагандистской обработки собственного населения преувеличениями (для чего теперь есть интересный политологический термин «to sex up») , умолчаниями и неточностями. И разгадать тайну смерти не удастся - человек (сам, как выяснилось, небезгрешный – и служебные инструкции нарушил, и показания в парламенте давал неправдивые) унес ее с собой в могилу.

Думаю, что на самом деле всем интересно расследование как таковое – не столько в содержательном, сколько в формальном аспекте. Правила четко сформулированы. Открытость – беспрецедентная (в Росссии это просто невозможно себе представить): все причастные к делу лица (правительственные чиновники начиная с премьер-министра, депутаты, журналисты и руководители ББС, полицейские следователи, коллеги, друзья и родственники покойного) не просто отвечают на вопросы Судьи, его помощников и адвокатов всех сторон, но и предоставляют для рассмотрения все мыслимые документы, включая внутреннюю переписку внутри правительства и ББС, и личные дневниковые записи (попробовал бы кто чего скрыть: а вдруг выплывет наружу – тогда конец репутации, а значит и карьере). И все это (плюс стенографические отчеты о слушаниях) немедленно выкладывается на официальном сайте для всеобщего доступа (исключения – четко оговорены: убирается сугубо личная информация с адресами и телефонами, а также «three pages of evidence being withheld on National Security grounds).

И вот публика с интересом вчитывается в переписку по электронной почте между журналистом Гиллиганом (с двухминутного комментария которого в радиоэфире ББС 29 мая в 6.07 утра и началась вся история) и его начальниками или в записи из рабочего дневника всесильного и еще вчера полностью закрытого для публики серого кардинала Даунинг-Стреет Алистера Кэмпбелла, описывающие его разговоры с Тони Блэром, и открывает для себя, как конкретно делается политика и журналистика, каковые затем наивный people с доверием хавает. В этом знании – много и печали. Но в нем – и залог общественного здоровья развитого гражданского общества.

Настроение: cynical cynical

CommentReply