Англофил (valchess) wrote,
Англофил
valchess

  • Mood:

Британские выборы - 4: заметки на полях корреспонденций Валерия Панюшкина и его коллег

Итак, сегодня Альбион голосует - кстати, открытые мною вчера избирательные участки (этот и этот) тоже продолжают функционировать - желающим еще не поздно отдать свои голоса. На этих виртуальных участках, кстати, тори побеждают с большим перевесом. Увы, в реальной жизни их ситуация печальна: согласно всем опросам последних дней они все больше отстают от лейбористов, которые имеют все шансы сохранить парламентское большинство в районе 100+, что больше, чем ожидалось еще недавно; более того, есть знаки, что и либерал-демократы могут обойти консерваторов в нескольких очень важных округах - в которых, например, баллотируются второе и третье лица консервативной партии - теневые министры финансов и внутренних дел.

А что же пишет о британских выборах российская пресса? Три недели назад я в своем постинге "Британские всеобщие выборы-1: кто победит и почему система несправедлива" уже сокрушался по поводу непонимания обозревателями ведущих российских изданий сути того, как, собственно, на этих выборах определяется победитель. И вот решил посмотреть, а что же пишется в самый канун выборов. Большинство изданий (включая такое солидное, как "Известия") в эти междупраздничные дни не выходит (в Британии газеты выходят каждый божий день в году, без исключений). Но некоторые, и вполне уважаемые - все же радуют своих читателей. Лучше бы они этого не делали! Прокомментирую некоторые пассажи в статьях трех уважаемых изданий, причисляющих себя к качественной прессе.

Начну с газеты.ru. Статья уже знакомого мне Василия Сергеева Блэр убедительно покаялся информирует:

Нет сомнений, что их выиграет лейбористская партия Тони Блэра. Главная интрига гонки – в способности лейбористов победить в регионах и сохранить большинство мест в парламенте... Впрочем, предсказать исход выборов в регионах довольно сложно. В британских округах ни у одной из трех партий-фаворитов нет безусловного перевеса.

Здесь остается только руками развести: понимает ли автор, что сказал? Что он вообще понимает под "регионами" и "округами"? Значит, вообще-то лейбористы убедительно выиграют, но в "в регионах" и "в британских округах" у них проблемы. А где же тогда они выиграют?!... Какой-то бред.

Заглянем в печатную "Газету". Вот пассажи из подписанной Александром Данильчуком статьи Тони Блэр замахнулся на рекорд Маргарет Тэтчер:

Главный козырь тори предсказуем - это война в Ираке. Неверно - это главный козырь либеральных демократов. Тори, как известно, войну поддержали.

Последние сутки оказались решающими, по крайней мере для лейбористов и консерваторов. Не соответствует действительности - ничего "решающего" в последние сутки (да и не только) не наблюдалось.

Тони Блэр, перемещавшийся по стране в сопровождении своих чиновников, о конкурентах говорил мало. Можно ли представить лидера партии, в преддверии выборов мало говорящего о конкурентах? Нельзя. На самом деле, "говорил" много.

Говард, который, по многим соцопросам, непопулярен даже среди сторонников консервативной партии из-за своего происхождения (он сын беженцев, румынских евреев) и слишком «правильного» имиджа выпускника Кембриджа.... Это особенно интересное утверждение. Непопулярен из-за происхождения?! Даже среди сторонников?! И это известно "по многим соцопросам"?! Полный бред - видимо, это подсознательный перенос отечественных представлений на совсем другую почву... Что касается имиджа "выпускника Кембриджа", то многие ведущие политики безотносительно к партийной принадлежности являются выпускниками Оксбриджа (тот же Тони Блэр - Оксфорда), и это никому не мешает... Пожалуй, для этого автора - достаточно.

Что ж, перейдем к самой качественной и влиятельной газете (чей владелец, к тому же, проживает именно в Британии и, надо полагать, разбирается в здешних делах), которая может себе позволить отправить нескольких журналистов на место событий. Итак, сегодняшний "Коммерсант" предлагает читателям сразу несколько материалов из Лондона. Причем, написанных так, что видна сверхзадача: показать, как проводятся "настоящие выборы" в "реально действующей демократии". Результат, увы, печален: ведь благие идеологические намерения следовало бы прежде всего поддержать хотя бы минимальной компетентностью.

Начнем со статьи Сергея Строканя (насколько я понимаю, ведущего международного обозревателя Коммерсанта) Цена вопроса. Вот определяющие его основную мысль выдержки:

Нам, с детства приученным к мысли, что, перефразируя Маяковского, мы, говоря "лидер", подразумеваем "партия" и наоборот, трудно понять, как же это получается, что, несмотря на все гневные филиппики в адрес Тони Блэра, его партия, а значит, и он сам снова получают чуть ли не всенародную поддержку... Нынешние британские выборы служат хрестоматийным примером того, чем зрелые демократии отличаются от незрелых и от недемократий вовсе. В развитых демократиях избиратели прежде всего выбирают ту или иную политику, а не того или иного лидера.... Неудивительно, что пламенный призыв "Голосуй сердцем" здесь вряд ли имеет шанс найти широкий отклик. Митингуют здесь и вправду сердцем, а вот голосуют в конечном итоге разумом. Не за ослепительную улыбку, не за генеральскую выправку или спортивную фигуру, а за нечто большее. Тщательно взвешивают для себя, что лично мне, конкретному избирателю, даст приход к власти одной партии и что – другой.

Мне, как англофилу, конечно, приятна столь высокая оценка "разума" британских избирателей, голосующих, оказывается, так, как в идеале и следует - строго рационально, на основе четкого понимания и сопоставления политики конкурирующих партий, безотносительно к внешним достоинствам лидера. Наверное, если сравнивать с российским электоратом, то британский в целом действительно значительно более зрелый. И все же, г-н Строкань, наверное, удивится, если, например, узнает, что:

- роль партийного лидера - чрезвычайно велика, и роль того же Тони Блэра (его личности и выдающихся качеств обаятельного публичного политика) в приходе лейбористов к власти просто невозможно переоценить. В то же время, по отзывам многих наблюдателей именно отсутствие шарма и обаяния у нынешнего лидера тори играет весьма большую роль в предсказываемых низких результатов консерваторов на этих выборах - несмотря на весьма привлекательную заявленную политику;

- Очень значительно количество округов (ни много ни мало около 60%) квалифицируются как "safe seats". Их характерная особенность в том, что определенная партия многие годы имеет там большой перевес и результаты выборов в них практически предопределены - независимо от привлекательности предлагаемой этой партией политики и даже независимо от конкретного кандидата. Соответственно, особых усилий по проведению полноценной кампании в таких округах не бывает (сознательность электората такова, что никакими аргументами раз и навсегда установившуюся привычку не перешибешь). Вот, к примеру, английский Север может быть квалифицирован как тот самый "Красный Пояс" - тем более, что традиционные цвета лейбористов как раз красные. А результаты выборов определяются в т.н. "marginal seats", где действительно у разных партий есть шансы на победу. В них и идет настоящая избирательная кампания. Вот такая не самая лучшая особенность британской демократии, о которой обозревателю Коммерсанта, видимо, ничего не известно.

Я бы мог продолжать перечислять факты, ставящие под сомнение благостность нарисованной Строканем картины идеальной демократии, но перейду к статье Валерия Панюшкина с говорящим названием Демократия с человеческим лицом побеждает в Великобритании. Эта статья маститого публициста столь вопиюща во многих отношениях, что я ее, пожалуй, полностью скопирую в качестве приложения к данному постингу - для истории (имея в виду, что в Коммерсанте публикации уходят в платный архив). Буквально каждый абзац можно поставить под сомнение. Я очень кратко выделю и прокомментирую только некоторые особенно замечательные куски. Начну с особо впечатляющего:

В парламенте в холле палаты общин напротив памятника консервативному премьеру Уинстону Черчиллю стоит пустой постамент, на котором будет установлен памятник госпоже Тэтчер. И этот же парламент запретил госпоже Тэтчер публичную политическую деятельность после некоторых слишком резких ее высказываний против вхождения Великобритании в Европу. Вот такие представления у автора о "демократии с человеческим лицом", в рамках которой парламент берет и запрещает Тэтчер вести "публичную политическую деятельность". Специально для г-на Панюшкина: и парламент, и иной демократический институт не то что Тэтчер, но и любому другому гражданину вести политическую деятельность запретить никак не может. И даже запретить что-то сказать не может тоже.

Государственные телеканалы должны предоставлять парламентским фракциям по десять минут эфирного времени в день. Эти десять минут нельзя использовать для размещения рекламных роликов. Можно стоять перед камерой и излагать свою политическую программу без привлечения каких бы то ни было средств наглядной агитации.

Полный бред. О каких "десяти минутах эфирного времени" идет речь - неясно. Всю предвыборную кампанию представители "парламентских фракций" только и делали, что излагали перед камерами свои программы (в многочисленных новостных, аналитических и дискуссионных программах) - буквально с утра до вечера (другое дело, что монологи не приняты - это обычно интервью и дискуссии). Партии, выставившие кандидатов более чем в 100 округах, имели право на показ 5-минутных рекламных роликов по всем основным каналам. Правила, впрочем, действительно жесткие: скажем, в один взятый день допускается показ одного ролика одной партии - но несколько раз в разное время на разных каналах.

Более того, в отличие от многих других стран, даже в день выборов допускается агитация. Чем пользуется пресса. Сегодня приличные (то бишь качественные) издания типа The Times дают на первой полосе результаты опросов населения под шапкой "Blair set for third term as Lib Dems advance". Ну, а таблоиды не стесняются: вот во всю первую полосу The Mirror (таблоид левого пролетариата) располагается устрашающий портрет лидера тори Майкла Ховарда с зубами как у Дракулы под шапкой "Vote Labour. There's too much at stake". В свою очередь, на первой полосе правого (и тоже ориентированного на "простых людей", но более приличного, чем Mirror) таблоида Daily Express красуется карикатура на Тони Блэйра с носом как у Буратино и тут же крупными буквами: "Why we don't want to wake up to another 5 years with Mr Tony Blair".

Панюшкин в своей статье вообще много внимания уделил освещению кампании в прессе. Не буду останавливаться на конкретной истории с заявлениями "вдовы покойного солдата" - она освещалась совсем не так, как он подает. Более того, следующий диалог с профессором "Кавенагом" выглядит странно:

– А могла ли газета Times обвинять Тони Блэра в смерти солдата, если бы вдова не пожелала сделать заявление?

– Нет, не могла. Это было бы вторжением в частную жизнь и использованием частного горя в политических целях. Никто не может вторгаться в частную жизнь.


Уж не знаю, что говорил "профессор", но местные СМИ только и делают, что "вторгаются в частную жизнь", в том числе и в "политических целях". Тем же занимаются, если видят в этом смысл, и политики. Примеров - море, в том числе и в рамках данной кампании. К слову, автор упоминает "сочувствующую консерваторам газету Times", противопостовляя ее "сочувствующей лейбористам газете Guardian". Характерное заблуждение (помнится, я с год назад читал в Известиях, что Times - это ни много ни мало "партийная газета" тори). Вряд ли Панюшкин знает о такой особенности английской прессы: в канун выборов каждое издание в специальной редакционной статье определяет свою позицию и призывает читателей голосовать за ту или иную партию. Так вот: уже на третьих выборах подряд The Times (как и другие принадлежащие Руперту Мердоку издания - самые тиражные таблоиды The Sun и The News of The World) официально поддерживают лейбористов - другое дело, что качественные издания (к каковым относится Times) публикуют авторов разной политической ориентации, и освещение в целом более-менее сбалансированное, хотя "сочувствие" тому, кому следует, все-таки вполне видно. К слову, лейбористов официально поддерживают не только The Guardian, но и The Independent, журнал Economist, таблоид The Mirror и другие издания. Консерваторам "сочувствуют" Telegraph, Mail, Express...

Кстати, упомянутый профессор (надо полагать, человек знающий свой предмет), наверное, удивится, если узнает, какие утверждения ему приписывает наш автор. Например:

Профессор Деннис Кэвенаг говорит, что в XX веке из 100 лет 70 в Британии у власти были консерваторы. Консерваторы были у власти в общей сложности около 55 лет - информация об этом легко доступна.

Он говорит, что в конце XX века казалось, что партия лейбористов прекращает свое существование. Лейбористам пришлось отказаться от социалистических идей, перестать быть партией рабочих и стать партией среднего класса. Лейбористы от социалистических идей не отказывались (слово "социализм" продолжает звучать в речах лидеров и в официальных документах), тем более, они не перестают "быть партией рабочих"!

Ну, а пассаж "На этих выборах консерваторы даже и не ставят перед собой задачи выиграть. Они должны показать обществу, что партия выздоравливает. И лидер консерваторов Майкл Говард не просит избирателей голосовать за него." даже и комментировать не буду: автор, очевидно, полагает, что в идеальной демократии партии с меньшими шансами на успех сдаются на милость победителя. Интересно, кстати, а за кого лидер консерваторов "просит" избирателей голосовать? За конкурентов? Или ни за кого?... На чем остановлюсь.

Вывод: В нашей прессе процветает тотальный непрофессионализм. Почему даже такие вроде бы профессиональные и маститые авторы не считают нужным элементарно подготовиться к освещению конкретных событий, о которых они, очевидно, знают мало? Если такой уровень достоверности в материалах об Англии (возможно, во многих отношениях самой доступной для изучения страны), то что говорить о других странах? Грустно.

Приложение: полный текст статьи Панюшкина.

Демократия с человеческим лицом
// Побеждает в Великобритании

навстречу выборам

Сегодня в Великобритании парламентские выборы. Политические наблюдатели, избиратели и сами кандидаты в депутаты нисколько, кажется, не сомневаются, что партия лейбористов опять победит, сформирует правительство и Тони Блэр опять будет премьер-министром. Интриги нет, исход выборов предрешен, однако же никто не сомневается и в том, что явка избирателей будет высокой – около 60%, хотя по телевизору не показывают рекламы политических партий и роликов центризбиркома, призывающих граждан голосовать. Да и центризбиркома-то никакого нет. Окружные избирательные комиссии никому не подчиняются.

Традиционные ценности

Турист, посещающий Лондон в дни выборов, может и не узнать, что в стране избирают парламент. Выборы происходят в будний день и как бы незаметно для посторонних. Глава департамента конституционного права Малькольм Роулинг, встречаясь с журналистами, говорит, что в будний день очень удобно голосовать по дороге на работу или с работы, а в выходной день у человека могут же быть свои планы. Господин Роулинг поясняет, что для наемного работника участие в голосовании не является оправданием прогула работы, однако же и работодатель не может в день голосования наказывать работника за опоздание.

На улицах нет плакатов и растяжек, сообщающих гражданам, что 5 мая выборы, и почти нет плакатов, рекламирующих политические партии. Редко и, как правило, где-нибудь на окраине города можно встретить билборд с портретом премьер-министра Тони Блэра и надписью "Представь себе еще пять лет с ним" или "Вы думаете то же, что думаем мы?". Эти плакаты не являются рекламой Тони Блэра и Лейбористской партии, как можно было бы подумать. Эти плакаты – реклама консерваторов, направленная против Тони Блэра. Никакого закона, запрещающего поливать грязью соперника, не существует, но существует традиция не поливать соперника грязью. В последнюю неделю перед выборами лидер консерваторов Майкл Говард принялся на встречах со своими сторонниками обвинять лично Тони Блэра в том, что тот лгал парламенту, начиная иракскую войну. Теперь по вечерам в пабах за кружкой пива люди высказываются в том смысле, что не принято вот эдак обвинять соперника во лжи – лучше было бы Майклу Говарду рассказывать о своей программе. А таблоиды сообщили, будто легендарная консервативная премьер-министр Маргарет Тэтчер, видя, как неприглядно ведет себя нынешний лидер ее партии, покинула на время выборов страну, чтобы не быть свидетельницей фиаско консерваторов. В парламенте в холле палаты общин напротив памятника консервативному премьеру Уинстону Черчиллю стоит пустой постамент, на котором будет установлен памятник госпоже Тэтчер. И этот же парламент запретил госпоже Тэтчер публичную политическую деятельность после некоторых слишком резких ее высказываний против вхождения Великобритании в Европу. Несколько плакатов против Тони Блэра на улицах, чуть более агрессивная, чем принято, кампания, которую ведут консерваторы, заставляет многих наблюдателей говорить об агонии тори.

Митингов в поддержку той или иной партии на улицах нет. Политическая реклама по телевизору запрещена. Государственные телеканалы должны предоставлять парламентским фракциям по десять минут эфирного времени в день. Эти десять минут нельзя использовать для размещения рекламных роликов. Можно стоять перед камерой и излагать свою политическую программу без привлечения каких бы то ни было средств наглядной агитации. Коммерческие, спутниковые и кабельные телеканалы вообще не обязаны предоставлять партиям эфирного времени. И не предоставляют. Политическая борьба ведется по почте, услугами которой во время избирательной кампании кандидат в депутаты может пользоваться бесплатно. Еще кандидаты могут ходить по домам и агитировать избирателей лично. При этом у кандидата от лейбористов на груди должна быть пришпилена красная лента, а у кандидата от консерваторов – синяя, чтобы гражданин, посмотрев в глазок, мог заранее решить, хочет ли он открывать этому кандидату дверь.

Еще ведется дискуссия в газетах и на телевидении. Именно не рекламная кампания, а дискуссия. Телеканал ВВС, например, устраивает ток-шоу не о том, за кого проголосовать, а о том, что делать с эмигрантами из Азии и Африки, и приглашает на это ток-шоу консерваторов и лейбористов.

Частная жизнь

В понедельник во время пресс-конференции в Лондоне премьер-министру Тони Блэру сообщили, что в Ираке погиб, подорвавшись на мине, британский солдат Энтони Уэйкфилд, 24 лет, отец троих детей, 82-й британский солдат, погибший в Ираке. Премьер-министр немедленно прервал пресс-конференцию и выразил свои соболезнования жене и детям погибшего. От политических комментариев по поводу гибели солдата премьер-министр воздержался, как воздерживались еще сутки от политических комментариев по этому поводу лидер консерваторов Майкл Говард, лидеры всех остальных политических партий и независимые кандидаты. Был единственный человек во всей Британии, которому прилично было связать гибель солдата Энтони Уэйкфилда с выборами. Во вторник вдова покойного заявила сочувствующей консерваторам газете Times, что винит премьер-министра Тони Блэра в смерти своего мужа, что муж ее был веселым человеком и прекрасным отцом. Что он не должен был погибнуть, если бы не начатая Тони Блэром иракская война. Times поместила на второй полосе это обращение вдовы, а на первой полосе – фотографию погибшего солдата без комментариев. На внутренних полосах обозреватели Times написали несколько статей о том, что нельзя, по их мнению, быть против войны и за лейбористов.

Сочувствующая лейбористам газета Guardian тоже поместила статью о погибшем солдате на первой полосе, но без фотографии. Фотография его была напечатана на второй полосе и вместо слов вдовы, обвиняющей Тони Блэра в смерти солдата, там были слова его семилетнего сына Скотта, который сказал, что отец его погиб как герой и он гордится отцом.

Я спрашивал политолога профессора Ливерпульского университета Денниса Кэвенага, могла ли Guardian вообще игнорировать смерть солдата и неприятную для лейбористов тему войны. Профессор отвечал:

– Нет, не могла. Это было бы скандалом.

– А могла ли газета Times обвинять Тони Блэра в смерти солдата, если бы вдова не пожелала сделать заявление?

– Нет, не могла. Это было бы вторжением в частную жизнь и использованием частного горя в политических целях. Никто не может вторгаться в частную жизнь.

Самым сильным впечатлением от этих британских выборов остается именно частный характер предвыборной кампании. На Стрэнде есть паб, где владелец придумал на один кег с пивом повесить портрет Тони Блэра, а на другой – портрет Майкла Говарда и смотреть, какого пива купят больше. В этом пабе получается, что лейбористы лидируют, набирая 68%, но это не значит, что кто-то из политтехнологов придумал кампанию "голосуй кружкой". На собачьих бегах владелец одной из собак решил перед соревнованиями переименовать своего пса в Тони Блэра, и Тони Блэр выиграл забег, но это не значит что политтехнологи лейбористов придумали провести кампанию по переименованию собак-чемпионов.

Демократия старше телевизора

Профессор Деннис Кэвенаг говорит, что в XX веке из 100 лет 70 в Британии у власти были консерваторы. Он говорит, что в конце XX века казалось, что партия лейбористов прекращает свое существование. Лейбористам пришлось отказаться от социалистических идей, перестать быть партией рабочих и стать партией среднего класса.

– Теперь,– говорит профессор Кэвенаг,– подобная задача стоит и перед консерваторами. Они либо пересмотрят свою программу, либо перестанут существовать как политическая сила. На этих выборах консерваторы даже и не ставят перед собой задачи выиграть. Они должны показать обществу, что партия выздоравливает. И лидер консерваторов Майкл Говард не просит избирателей голосовать за него.

– Чего же он просит? – спрашиваю я, потому что искренне не понимаю, чего просит Майкл Говард.

– Он просит избирателей послать внятный сигнал Тони Блэру.

– О чем?

– О том, что в стране есть оппозиция и нельзя безнаказанно начинать, например, войну. Партии консерваторов достаточно избавиться от имиджа плохих парней, и они возродятся.

– Что значит плохих парней?

– В последнее время, знаете ли,– говорит профессор,– многие британцы стали думать, что голосовать за консерваторов неприлично. У консерваторов очень мало кандидатов-женщин, и это дает повод считать их сексистами. У них нет цветных кандидатов, и это повод считать их расистами. А еще некоторые кандидаты от консерваторов позволяют себе гомофобские высказывания, при том что в большинстве своем британцы хотят быть толерантными к людям, ведущим нетрадиционный образ жизни.

У меня есть еще один вопрос. Я спрашиваю:

– Профессор, политическая реклама по телевизору запрещена. Реклама выборов запрещена. Предвыборную кампанию вообще можно не заметить, если не читаешь газет. Как же получается такая высокая явка – 60% ведь ожидается?

– Может быть, даже и повыше,– отвечает профессор.– К тому же вы забыли интернет. 75% британцев имеют доступ в сеть. Кроме партийных и политических сайтов есть еще интернет-блоги у каждого лидера партии и даже у жен лидеров. Телевизор действительно оказывает с каждым годом все большее влияние на избирателей, но в Британии не надо переоценивать его влияние. Видите ли, телевизор появился в 50-х годах прошлого века, а демократия значительно раньше. Люди в Британии значительно раньше стали ходить на выборы и быть членами политических партий, чем появился телевизор. Вы откуда?

– Из России.

– Вы задаете такой вопрос, просто потому что у вас в России телевизор появился раньше демократии и все думают, будто телевизор главнее.

ВАЛЕРИЙ Ъ-ПАНЮШКИН

Заметки Англофила
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments