Англофил (valchess) wrote,
Англофил
valchess

Categories:
  • Mood:

Необязательная рефлексия над дискуссией о Бродском или "попал под лошадь".

Возможно, мои читатели заметили, что я в последнее время постоянно выбиваюсь как из заявленного графика (по крайней мере один содержательный постинг в неделю), так и из «англофильского» формата. Помимо обусловленного ситуацией на основной работе тривиального недостатка времени (при том, что у меня ведь тексты обычно получаются длинные, с массой ссылок и т.д. - в пять минут не напишешь, хотя несколько заготовок уже готовы), есть и еще один отвлекающий фактор: дискуссии в чужих журналах, в нескольких из которых я в последнее время отметился. Я - за редким исключением - оставляю свои сообщения только в журналах симпатичных мне персонажей, а вступать в протяженные споры вообще позволяю себе крайне редко. Потому как вообще считаю, что споры редко ведут к истине, и переубедить в чем-то убежденного взрослого человека – занятие почти безнадежное и неблагодарное. Из своего послужного списка могу вспомнить разве что продолжительные дискуссии в журнале М. Соколова – в основном, за и против Каспарова. Но это, как говорится, волею моего полушахматного ника.

Мог ли я предположить, что в течение нескольких дней буду дискутировать о Бродском, его месте в литературной иерархии и иерархиях вообще? И к чему это приведет? Я Бродского хотя и ценю, и многое у него люблю, но каким-то страстным его «фанатом» не являюсь – мои вкусы весьма консервативны и русской классики мне, в общем-то, достаточно. Тем более не являюсь в этой области специалистом, что для меня обычно достаточное основание не ввязываться. Некоторые размышления об этой дискуссии, не только не принесшей мне положительных эмоций, но и закончившейся уверениями во взаимном неуважении с моим оппонентом (причем далеко за гранью приличий) я и хотел предложить вниманию уважаемых френдов.

Так вот: проживающий в Майкопе (собственно, это меня, который сам родом с Северного Кавказа, к нему изначально и расположило) литературный критик kirillankudinov поместил в своем журнале (по жанру напоминающим литературный салон) постинг «Стилизации Юрия Кузнецова». В котором проделал восторженный литературоведческий разбор восьмистишья Кузнецова «Над родиной встанет солнце». Причем, он свои восторги дал не только, так сказать, в абсолютном выражении, но и в относительном – в сравнении с одним из известнейших произведений Бродского «Пятая годовщина». Цитирую:

Там, где у Кузнецова стереофоническое изображение (мысль плюс ритм плюс интонация), у Бродского - однообразный серый картон. Там, где Кузнецову требуется восемь строк, Бродский разворачивает монотонный культурологический дивертисмент на три страницы - что воспринимается после чтения Кузнецова как нечто НЕНУЖНОЕ. Бродский - замечательный поэт, но на фоне Кузнецова он меркнет. (выделение не мое, а автора).

Позднее автор признался, что напиши он просто о Кузнецове (а он о нем много пишет, даже и в «Новом мире») , никто бы внимания не обратил, а так он ожидал, что обратят (таковое показавшееся мне этически несколько сомнительным - в том числе и по отношению к читателям его журнала - действие, как меня просветили там же, называется «тонкой литературной провокацией»). К несчастью для меня, клюнул на наживку случайно зашедший в его журнал я. И написал подчеркнуто вежливый откликУважаемый Кирилл...»), сводящийся к тому, что Кузнецов, конечно, поэт нерядовой, но все же чувство реальности терять не стоило бы, возвышая своего любимца и земляка за счет подчеркнутого уничижения, да еще в таких выражениях, нобелевского лауреата.

Ну и понеслось! Дискуссия быстро приобрела повышенный градус и вырулила со сравнительной оценки Кузнецова и Бродского на проблему литературных иерархий и их обоснованности. И протекала она по знакомому образцу: мой собеседник все время требовал у меня «доказательств», но по получении их заявлял «это не аргументы» и полностью их игнорировал.И гнул свою линию, подменяя, на мой взгляд, предмет дискуссии и искажая мои построения. Я в своем обьчном нудноватом стиле («у меня все ходы записаны») пытался сказать что-то по сути дела, как ее видел, но без успеха. Возможно, что мой оппонент со своей стороны испытывал те же чувства. Как бы то ни было, я полагал, что участвую в литературно-вкусовом споре, пусть и не самого высокого, в том числе и с моей стороны, полета. Как бы не так!

Сегодня я обнаружил, что kirillankudinov написал специальный текст «Аксиома или На страже иерархии...», эпически начинающийся «Долгий (и бессмысленный) разговор с юзером valchess заслуживает особого внимания...», в котором он – после более-менее корректного вступления – вдруг перевел разговор на идеологические и личностные рельсы. В частности, я узнал, что являюсь «добровольным полисменом литературных иерархий», принятых «в определённом круге», и потому моя реакция, как представителя этого «круга», была запрограммирована. А круг этот, оказывается, называется «российские либералы». Они, эти «либералы», установили свою иерархию, «которую нельзя нарушать» (мои неоднократные заявления, что нарушать-то можно, просто не надо этого делать примитивно и грубо, оказались невосприняты). И далее следуют идеологические обобщения:

Между прочим, подобные вещи не так невинны, как может показаться.
Ведь на каждом шагу в сознании "российских либералов" можно встретить точно такие же "аксиомы" - политического или экономического характера - идущие вразрез со здравым смыслом и приводящие к опасным последствиям.


После чего автор позволил себе раскрыть и глубинную причину приверженности российских либералов к их «аксиоматике»: «причина их появления чаще всего оказывается простой и конкретной: либо в семь лет будущего "товарища аксиоматика" напугал дворник, либо в одиннадцать лет его избили хулиганы...»

Я сам-то не уверен, либерал ли я (скорее консерватор, но в английском смысле), но это неважно. Надо ли говорить, что после такой апелляции к клановому идеологическому сознанию тут же набежали дежурные потреоты. И поддали жару - что Бродскому, что мне. В любом случае, такого рода доморощеный фрейдизм я воспринял как оскорбительный абсурд (надо ли говорить, что обстоятельств моей жизни мой оппонент знать не может). Дальнейший обмен мнениями закончился таким бравурным финалом (воспроизвожу):

Разве разговор о детских психологических травмах собеседника есть оскорбление собеседника? Что может быть оскорбительного в упоминании этих травм?
Но раз уж вы дали мне гандикап на личное оскорбление... ща будет и личное оскорбление...

Вы - неумный, занудный, зашоренный, смешной, унылый ДЯТЕЛ...
Откуда берутся настолько зашоренные, настолько не умеющие слушать и слышать ДЯТЛЫ?


Вот так поговорили о высокой поэзии... Таких комплиментов мне пока что никто никогда не отвешивал: можно вспомнить бурную дискуссию на шахматных форумах вокруг перепечатанной ведущим российским шахматным сайтом ChessPro статьи из моего журнала «Классический чемпион Владимир Крамник... и вокруг». В частности, украинский гроссмейстер и шахматный журналист Михаил Голубев, известный своими жесткими антикаспаровскими взглядами, был убежден, что редакция сама организовала и чуть ли не написала этот нехороший с его точки зрения материал, и соответственно, не стеснялся в выражениях в адрес непонятно откуда возникшего «непрофессионала», который своей грудью коварную, но трусливую редакцию прикрыл. Но и он, известный в шахматных кругах ультрадемократическими «оранжевыми» убеждениями (которыми он в сочетании с бурным нравом и высокой активностью многих шахматистов достал, и не на одном форуме), был, все же, помягче. Что ж: век живи, век учись. Урок очевиден: с людьми определенного сорта (а сорт этот был очевиден уже с самого зачина дискуссии) спорить смысла нет. Хотя, конечно, небезынтересно наблюдать, как внешне приличный человек освобождается от культурных наслоений, предъявляя лицо того самого Хама... Воистину, "Взгляни, взгляни туда, куда смотреть не стоит"...

Мне, впрочем, тоже гордиться нечем. Как-то я вел себя немножко нервно; слишком много было тяжеловесных выражений и пафоса. И вероятно, действительно не хватало убедительности. Поэтому и читать всю эту дискуссию я никому не советую. Лучше вернемся к старой доброй Англии с ее джентльменами, несовместимыми с базарностью. Раз в жизни, в конце концов, можно и попасть под лошадь...

А кстати и о лошадях. Вон сегодня вся страна переживает скоропостижную смерть знаменитого скакуна по имени Best Mate. Трехкратный победитель одной из престижнейших скачек Gold Cup, недавно перешагнувший 10-летний рубеж, скончался вчера после скачки от сердечного приступа буквально на руках у своего жокея. Эта новость потрясла не только его владельца и жокея: в теленовостях беспрерывно показывают множество плачущих людей. А большинство газет вышли с крупными фотографиями скакуна на первых полосах и сейчас вспоминают его трудовой путь...

P.S. Положительный результат дискуссии, впрочем, тоже есть. Я взял и распечатал себе сборник Бродского (у меня здесь был только CD с его ранними стихами в авторском исполнении). В том числе и "Пятую годовщину" вспомнил. Оказывается, половину этого стихотворения я знаю наизусть. Хотя давно не читал. А теперь, пожалуй, и целиком оно в памяти зафиксировалось.

Update: В журнал Анкудинова подтянулся известный многим emdrone. Который по своему обыкновению запостил нечто пакостное, а потом свой пост стер (в моем журнале он когда-то проделал такой фокус в отношении одного моего френда, что было воспринято всеми присутствующими негативно. И был подвергнут обструкции - собственно, в моем журнале это большая редкость. После чего, слава богу, больше не появлялся). Что уж он там понаписал обо мне, не знаю, но ответ Анкудинова весьма интересен:

Сначала мне казалось, что дело - в психологической травме, полученной "Шахматистом" в детстве.
Сейчас я вижу, что, судя по всему, у "Шахматиста" есть проблемы, проходящие по ведомству психиатрии. Судя по вязкости его мышления и по его специфическим реакциям на чужое слово, как минимум, налицо эпилептоидная акцентуация.
Я против того, чтобы частные явления, связанные с конкретной личностью (не всегда - со здоровой личностью) - давали бы основу для широких обобщений.


Н-да, страшное это дело - провинциальные литераторы. Они ведь на досуге не только поэтов читают. Хорошо, что хоть руки коротки.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments