Англофил (valchess) wrote,
Англофил
valchess

Category:

Цитатник Англофила - 14: Джереми Паксман - интервьюер-инквизитор

Ну вот, дела с Интернетом, наконец, наладились. Так что после затянувшегося перерыва я вновь в жж с очередным безразмерным текстом... Идею написать этот пост мне подсказало вчерашнее высказывание Максима Соколова "Ивана Ивановича е..т на партсобрании", сделанное в его фирменной жж-манере, а именно приглашающей своих благодарных читателей поулюлюкать над подставившимся несимпатичным (прежде всего, конечно, идеологически несимпатичным) персонажем. Роль куклы для битья в данном случае была уготована ведущей радио "Свободы" Елене Рыковцевой. Эта, по определению Максима Юрьевича, "напористая гражданка следователь" попыталась в своей программе с пристрастием допросить "Д. В. Ольшанского", выступавшего в своей новейшей ипостаси редактора журнала "Русская Жизнь" (вот этот фрагмент)..

Незадачливая ведущая была обозвана коллегой-джентльменом "фурией" за настойчивое повторение вопросов, на которые Д.В. Ольшанский никак не хотел давать сколь-либо детализированного ответа: а именно, каковы взаимоотношения этого российского "Нью-Йоркера" (лично мне местами, а точнее - некоторыми авторами - вполне симпатичного) с партией "Справедливая Россия", и кто именно это замечательное издание финансирует. Д.В Ольшанский кротко (и кратко) ответствовал, что взаимоотношений никаких нет, а тех "частных инвесторов", кто финансирует, назвать не может "по элементарным коммерческим соображениям и этическим соображениям". И вообще не понимает, почему его полностью свободное, как всем совершенно очевидно, издание поминают в связи со "Справедливой Россией".

Сам М.Ю. Соколов эту связь, вроде бы, вполне понимает (сам по ней имел случай пройтись) и наилучшую линию поведения своему молодому, да раннему коллеге авторитетно указывает: отвечать следовало в убойном стиле "сам дурак" (цитирую: "я не понимаю, чем Конгресс США, как источник финансирования так уж лучше выхухоли"). Я, в свою очередь, не понимаю, причем здесь "лучше" или "хуже": даже если Конгресс США как источник финансирования (каковой факт начальники станции, в отличие от редактора новорожденного Нью-Йоркера, не скрывают) хуже выхухоли, что ж теперь, тамошним акулам микрофона неудобные кому-то вопросы нельзя в принципе задавать? Не говоря о том, что сам М.Ю. некогда на той же самой станции за денежки того же самого Конгресса тоже работал. Но оставим эту кудрявую логику замечательного сатирика в стороне, как и вообще конкретику свободолюбивой передачи: мне более интересно, что сама манера ведения интервью, действительно довольно агрессивная в попытках добиться от интервьюируемого определенного ответа на задаваемые вопросы, вызвала сравнение с проработкой (если мы так политкорректно переведем стыдливо полуприкрытое многоточием словцо) на партсобрании и ассоциации с повадками следователя.

Я не первый раз обращаюсь к этой теме - например, в свое время дважды писал о том, как интервьировали Г. Павловского в "Эксперте" (здесь и здесь). Так что для меня не новость, что в современных мэйнстримовых российских СМИ интервьюеры как следователи (пытающиеся добиться от собеседника внятных ответов!) себя не ведут. Скорее - в зависимости от поставленных задач, что в свою очередь определяется влиятельностью или идеологической симпатичностью собеседника - журналисты играют роль либо адвоката (поддакивающего интервьюируемому и играющего с ним в поддавки), либо прокурора, либо судьи, склонного к выраженному обвинительному уклону.

Замечу в скобках, что М. Соколов как раз в последнюю роль вполне вжился, тем более, что состязательного процесса на страницах изданий, для которых он пишет, его жертвам ожидать не приходится. Только в страшном сне можно представить, что тому же Каспарову, которого Соколов чехвостит в хвост и в гриву с какой-то абсурдистской интенсивностью, будет дозволено вступить со своим неутомимым хулителем в полемику на страницах Известий или Эксперта. Удивительно ли, что в такой тепличной атмосфере полемические мускулы мэтра несколько пообмякли, и он стал позволять себе иной раз снижать качество аргументации (направленности ее не касаюсь - это его дело). С другой стороны, будь у некоторых (например, у пресловутой журналистски Ольги Б.) возможность вступить в газетную полемику с высказываемыми Соколовым взглядами, то, глядишь, можно было бы избежать некоторых некрасивых для всех вовлеченных сторон эксцессов (другое дело, что полемические способности Ольги Б. мне не представляются завидными, но ведь и никому другому не было позволено оспорить на страницах Известий сделанные Соколовым оценки деятельности покойной Политковской, по случайности совпавшие с оценками Первого Лица. Впрочем, не буду повторяться).

Так вот: в жанре проблемного интервью, особенно политической тематики, английские журналисты рутинно выступают именно в роли следователя, причем злого. Задаются именно неудобные вопросы, ответы не по делу прерываются и вопрос повторяется вновь - такой pattern ведения интервью можно видеть и слышать каждый день. И публика, и ньюсмейкеры к этому вполне приучены, и иного не ждут. В качестве иллюстрации я приведу фрагмент интервью Джереми Паксмана (Jeremy Paxman) с премьером Тони Блэром. А заодно представлю здесь этот замечательный и очень английский типаж.

Джереми Паксман - это, пожалуй, самый популярный британский политический журналист. Paxo известен всем, даже и тем, кто политикой не увлекается. Оборот типа "мы готовим будущим Паксманов" можно встретить в рекламных материалах университетских Media Schools. Доказательством такого неформального статуса являются не только многочисленные профессиональные награды (в частности, он дважды получал самую, пожалуй, престижную награду телекиноакадемии BAFTA "Richard Dimbleby Award" и трижды - - "Royal Society's Interview/Presenter of the Year"; "The best in our trade by a very long shot" - так его охарактеризовал другой популярный политический телеведущий Jon Snow), но и появление его (в роли самого себя) в популярном фильме "Bridget Jones: The Edge of Reason". Изображающая его кукла была постоянным персонажем популярной сатирической серии "Spitting Image". Многие годы он является основным ведущим вечерней аналитической телепрограммы NewsNight, выходящей по рабочим дням на канале BBC2. Он также автор нескольких книг (одну из них - "The English. A portrait of a people" - я уже цитировал в этой рубрике).

Так вот: Паксман является классиком жанра агрессивного интервью: целый ряд его перепалок с ведущими политиками вошел в анналы британской журналистики. Встреча с ним - это, без преувеличения, тяжелое испытание для любого, без исключений (разве что к J.K.Rowling он во время интервью испытывал, по собственному признанию, повышенный пиетет). Собственные его политические взгляды неясны, во всяком случае мне (который слушает его несколько раз в неделю на протяжении 6-ти лет) - ситуация, в российском контексте просто непредставимая, да и вообще, в России нет никого даже отдаленно похожего на этого журналиста. Типичная диспозиция: вот собираются обсуждать какой-нибудь горячий вопрос представители каждой из трех ведущих партий. Они друг с другом обычно не согласны. Казалось бы, ведущий должен так или иначе встать на чью-нибудь сторону. Это просто удивительно, как буквально с первой же произнесенной фразы Паксман, с фирменной сардонической интонацией, вступает в конфронтацию с каждым из своих собеседников. Делает он это очень просто: задает те самые вопросы, на которые собеседники-политики предпочли бы не отвечать, во всяком случае, не отвечать честно. И затем жестко (прерывая рассуждения не по делу) добивается ответа. А если таки не добивается, то зрителю все равно многое об истинной позиции этого политика по некоей проблеме становится ясно. При этом никаких собственных монологов, столь любимых российскими обозревателями: только вопросы.

Конечно, можно спросить: а зачем конфронтация-то? Ответ прост: политики - демагоги по определению, в принципе склонные (и умеющие!) подать себя с лучшей стороны, и только сильнодействующими средствами можно вытащить из них их действительные взгляды. Отмечу, впрочем: эти сильнодействующие средства не имеют ничего общего с хамством (здесь российские ведущие дадут 100 очков вперед кому угодно. Если, конечно, не разговаривают с влиятельными лицами, близкими им идеологически и политически, где хамство заменяется подобострастием. Понимаю, что обобщение слишком, быть может, сильное: тот же М. Соколов от души проходится не только по Каспарову, но и по Лужкову, чего из мэйнстримной прессы мало кто себе позволяет. Но Путин и для него практически абсолютное табу. Что уж говорить о нынешних телевизионных легковесах).



Ниже я привожу (как водится, на языке оригинала) фрагмент интервью Паксмана с Тони Блэром (Небольшой, но выразительный фрагмент на YouTube). Полностью его можно найти, например, здесь. А здесь можно посмотреть и видеозапись этого интервью (не уверен, что она доступна за пределами Альбиона). Оно было взято 21 апреля 2005 года, за две недели до последних всеобщих выборов. Стало уже традицией, что перед выборами лидеры всех трех основных партий дают интервью Паксману (премьер же встречается с ним раза два в год). Кратко обрисую контекст цитируемого фрагмента: за два дня до этого интервью в газетах появилась утечка о закрытом исследовании, сделанном по заказу министерства внутренних дел. Которое, в частности, содержало оценку, что в Британии находится около полумиллиона нелегалов из других стран, и Home Office имеет мало представления о том, сколько их точно, где они и что с ними делать. Вот об этом Паксман и спросил премьера. По какой-то причине Тони Блэр не был расположен дать конкретный четкий и честный ответ - то ли он не знал точных цифр, но не хотел в этом признаться, то ли считал, что обнародование таких цифр вызовет последующие вопросы, отвечать на которые ему перед выборами не хотелось. В итоге, один и тот же вопрос в разных вариациях был задан ни много ни мало 20 раз (этот фрагмент и приведен ниже), и премьер (вообще-то блестящий публичный политик, собаку съевший на всякого рода интервью и выступлениях) предстал перед публикой полным идиотом. Это было познавательное и очень смешное зрелище (к сожалению, стенограмма не передает интонаций собеседников, не говоря о body language).

Интервью имело немалый резонанс. Возможно, оно было той последней каплей, почему занервничавший перед голосованием (несмотря на предсказания социологов об уверенной победе) премьер сделал заявление, что это последние выборы, в которых он участвует. Что было очень крупной политической ошибкой (впоследствии публично им признанной) и в конечном счете привело к размыванию его властной харизмы и сделало неизбежной досрочную отставку. Неоднозначно интервью было воспринято и многими колегами Паксмана. Кажется, все политические колумнисты отметились в обсуждении, и далеко не все жесткий стиль интервьюера одобрили. Вот, к примеру, большая статья одного (точнее, одной) из руководителей Guardian. Впрочем, такого рода дискуссии в прессе возникают по поводу работы Паксмана регулярно. Были жалобы и со стороны зрителей: некоторым чувствительным (а также политически предвзятым) душам интервью показалось "rude and offensive". BBC выпустило в ответ такой официальный statement:

We believe that political figures and others in positions of responsibility should be given the opportunity both to explain their thinking on matters of public concern and answer criticisms of it. It is the job of interviewers such as Jeremy Paxman to put the questions likely to be in the minds of viewers and listeners and to press for answers.

А на сайте BBC появилась статья руководителя Службы Теленовостей под характерным названием Why we love the 'Paxman Problem'....

Ну вот, теперь можно привести и тот самый искомый фрагмент.

Paxman: Hello, welcome to the second of three interviews with the leaders of the three big parties, who want our votes on May 5. ... this evening I'm in Leeds with the prime minister, Tony Blair. Prime Minister, is there anything you would like to apologise for?
…..
Paxman: Can you tell us how many failed asylum seekers there are in this country?
Blair: No, I can't be sure of the numbers of people who are illegals in this country. For the same reason that the previous government couldn't. What I can say is that the asylum system has been toughened up and tightened up hugely, and according to the United Nations commission for refugees and not us, asylum figures have fallen by more than a half in the past two or three years.

Paxman: Can you give us a rough idea of how many there may be? Is it tens of thousands? Hundreds of thousands? Millions?
Blair: I've said I don't think there's any point in speculating.

Paxman: But you have no idea.
Blair: Well, it's not a question of having no idea.

Paxman: Well, what is your idea, Prime Minister?
Blair: What you can say is, how people are applying for asylum, month by month, how many people you are removing and what is the backlog, and we are dealing with all of those issues.

Paxman: Prime Minister, you have really no idea of how many failed asylum seekers there are illegally in this country?
Blair: It is difficult, for the very reason that ...

Paxman: You don't know.
Blair: Hang on. For the very reason that the previous government gave, you cannot determine specifically how many people are here illegally.

Paxman: You have no idea.
Blair: What you can say is, here are the number of people that are actually currently applying for asylum.

Paxman: Yes.
Blair: This is the backlog of claims that you're dealing with. And these are the people who are being removed from the country.

Paxman: Do people not come to you and say: we think, Prime Minister, there may be 100,000 or 250,000 , or 500,000 ...
Blair: They don't come and say that.

Paxman: So you have no idea.

Blair: No, hang on a minute. You have an idea of the numbers that are claiming, the backlog, and the numbers that are being removed. Some of those asylum seekers, when they fail and their claim fails, they will go back voluntarily.

Paxman: What's your working assumption?

Blair: I don't make a working assumption about it. What I do is I concentrate on the bits that are absolutely vital to concentrate on, which is - hang on, just let me finish - which is the numbers who are coming in, the numbers we're removing and the backlog. The only long-term way of dealing with this issue, however, is to introduce the proper controls of borders through an electronic visa regime. And the other thing is identity cards.

Paxman: Does the fact that you're unable or unwilling to tell us indicate that you have in fact lost control of our borders?

Blair: No, it doesn't indicate that, beause no government has ever been able to say that. What you are able to say however is, here are the measures that we're taking to control it properly, to deal with the abuses, and you are also able to say, which I can say to you very clearly because we keep the proper statistics of this, is the numbers that are claiming now and the numbers that we're removing, and the way to get asylum figures down so that it's only genuine refugees you're taking; to do precisely what we've done: clean up the system, remove the tiers of appeal, make sure that people can't destroy their documentation when they come here and improve the removal system. We're doing all of those things.

Paxman: And just one final time, you have no figure that you can give us for the number of refused asylum seekers who are in this country.

Blair: I'm giving you the information that I've got, and I've answered that question.

Paxman: You can't give us any kind of figure.

Blair: The reason is because some people will return after their asylum claim has failed.

Paxman: Right. So you have no idea

Blair: Well, what you have is an idea of the numbers that are coming in and claiming and the numbers that you're removing. Now, those are the two important things to concentrate on.

Paxman: Well, what is that number?

Blair: The number coming in now, it's fallen to just over about 2,000 a month who are claiming asylum, and that's down from, at its height, around 8,000 a month. And actually, that is lower than the figure in March 1997.

Paxman: But it gives us no indication of the backlog, of course.

Blair: Well, no, sorry, it does give me an indication.

Paxman: No, it doesn't.

Blair: No, no, no, Jeremy. Excuse me. You can say what the backlog is of claims. The backlog of claims, I think, is down to round about 10,000. That's down from 60,000 that we inherited. In respect of removals, there were one in five asylum seekers who failed, were being removed. It's now half of them that are being removed. And the answer that I have given to you on the numbers of illegals here is precisely the answer we have always given, and the last government gave.

Paxman: Although you've not given us a number.

Blair: Well, I've just explained to you why it's impossible to do that. But what you can do is give numbers for the other things.
Tags: bbc, Британия, Британия-Россия, Власть, Персоны, Политика, Телевидение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments