Англофил (valchess) wrote,
Англофил
valchess

Categories:

Тезисы о "деле Литвиненко" и "британском демарше"

Что ж: "мини-кризис" (следуя определению президента Путина) в отношениях между Британией и Россией, разразившийся после отказа Генпрокураторы в экстрадикции Лугового и последовавшего демарша Форин Офиса, кажется, закончился. Россия проявила похвальную сдержанность и не стала обострять ситуацию дальше: ответ действительно выглядит "симметричным" (каждая из сторон лишилась четырех дипломатов в своих посольствах), а значит обе стороны могут охолонуть, сохранив лицо. Мы, "простые люди" (которые, как заверили нас обе стороны, от санкций не пострадают), будем с некоторым злорадством следить за бюрократами, которым обещают проблемы с визами. Правда, асимметрия очевидна: российским оffiсials придется потяжелей: ведь у многих из них в Лондоне и недвижимость, и семьи живут (говорят, даже у пресловутого идеолога "суверенной демократии" Суркова), и дети учатся и работают (а у некоторых, как у вице-премьера Жукова, сын с недавних пор здесь сидит)...

Ладно, шутки в сторону. В свое время, сразу после смерти Литвиненко, я выдал большой текст "Смерть Литвиненко с точки зрения смотрящего в телеящик обывателя. За прошедшее время доказанной фактологии едва ли прибавилось. Но вот некоторые предположения можно делать с большей уверенностью. Как и выводы о том, как в России и в Британии это дело отображается в сознании людей и в публичных заявлениях и обсуждениях. В этот раз вместо связного текста я зафиксирую некоторые свои мысли в виде достаточно разрозненных (и - увы! - как водится, многословных) тезисов (in no particular order).

  • Очевиден когнитивный диссонанс: стороны воспринимали это дело совершенно по-разному и, в сущности, всю дорогу разговаривали на разных языках. Британская сторона трактовала происшедшее как тягчайшее, беспрецедентное преступление, имевшее огромную общественную опасность, в том числе и в символическом измерении (один радиоактивный аспект с его аллюзиями чего стоит!). Российская же сторона это понимать отказывалась (даже сейчас мы слышим предположения, что история раздувается потому, например, что новое британское правительство хочет искусственно утвердить себя). Да и уже пресловутый инцидент полуторагодовой давности со шпионским камнем, который с таким шумом был провернут полностью в медийном пространстве (по официальной линии претензий Британии предъявлено не было, не говоря о высылке замешанных в таком, казалось бы, тяжком деянии) показал: Москва рассматривает такого рода кампании как инструмент, помогающий достичь неких целей во внутренней политике.

    Вот и в этой истории с самого начала (собственно, с заявления президента Путина сразу после смерти Литвиненко) значимость самого убийства (как и обстоятельств, его сопровождавших) оценивалась в основном в имиджево-конспирологическом контексте. Событие, дескать, само по себе не бог весть какое (погибший - субъект на редкость ничтожный), и рассматривать его есть смысл в связи с уже сложившимися коллизиями вокруг Березовского и Закаева, и их отношений с российскими властями и правоохранителями. Ну или в свете неуемной страсти "Запада" (в которой, конечно же, нет сомнений) дискредитировать и унижать Россию. В крайнем случае - в контексте глобальной политико-экономической игры "Запада" против России. Поэтому удивление российской стороны "неожиданным" демаршем Альбиона после отказа в экстрадикции Лугового может быть искренним: ведь этот демарш не вписывается в правила медийной игры - хотя бы потому, что его риторика очевидно уязвима. То, что риторика в данном случае может не являться пропагандистской (и даже чисто дипломатической) игрой, и поэтому должна оцениваться по другим критериям, в голову многим нашим людям не приходит.

  • Давайте возьмем в качестве иллюстрации обстоятельную и спокойную по тону статью "Большая игра", только что появившуюся в "Эксперте". В ней добросовестно перечисляются четыре версии причин британского демарша и последующей эскалации конфликта:
    (1) дело не в политике, а в принципах — на британской земле убит британский гражданин, создана угроза радиоактивного заражения для населения, преступник должен быть наказан. Британская земля не место для посторонних разборок и уж совсем не место для применения радиоактивных веществ.
    (2) пиар нового премьер-министра и его кабинета, который таким образом пытается самоутвердиться.
    (3) политический дилетантизм нового кабинета, в частности нового министра иностранных дел Дэвида Милибэнда.
    (4) общая игра США и Британии против России. Дело в экономике. И даже более конкретно — в борьбе за доступ к сырьевым ресурсам.

    Показательно, что, скажем, первая версия (вообще говоря, наиболее естественная) никак не развивается. Упомянута для порядка - и все. Автор решительно склоняется к последней версии. И пытается ее подробно обосновать. Дескать, хотя сейчас у Британии нет проблем с энергоресурсами, то лет через 10 - 15 они появятся. Ситуация на российском рынке энергоресурсов складывается, как известно, в последнее время для британских кампаний не слишком благоприятно. Но в отличие от континентальных европейских стран, Британия "не готова выстраивать свою стратегию, исходя из объективной зависимости от России и ее поставок газа". При том, что сама Британия не склонна пускать российские кампании (прежде всего Газпром) в свою экономику (причины - просто нежелание пускать Россиию в свой стратегический бизнес; автор ни единым словом не вспоминает о возникшем в России антибританском фоне - как раз во время разговоров о экспансии Газпрома в Британию). Вот и затеян (при поддержке США) "крестовый поход", чтобы переломить ситуацию: с одной стороны Россия может не выдержать такого британского давления и, в ущерб своим интересам, снизит свои амбиции и примет действующих с позиции силы британских партнеров с распростертыми объятиями; с другой - европейские партнеры России тоже пересмотрят свою стратегию сотрудничества с Россией. И тогда, дескать Британия (и стоящая за нею Америка) займет главенствующее положение в сфере добычи и экспорта российских энергоресурсов и "будет играть уже не по правилам России («Газпрома»), а по своим правилам. То есть получая месторождения без предоставления доступа к своим стратегическим активам".

    Вот такая схема. Удивительно при этом, что в статье никак не объясняется, почему, собственно, европейские страны, находящие выгоду в партнерстве с Россией по нынешним устанавливаемым Россией (как подчеркивает автор) правилам, вдруг начнут действовать в ущерб себе и на пользу своим британским и американским конкурентам? И почему британские стратеги уверены, что и Россия поддастся - опять же в ущерб себе - на такую грубую провокацию? И вообще: вроде бы хорошие отношения в политической сфере помогают развитию экономических связей, а не плохие?! Зачем же стремиться их ухудшать, предпринимая столь грубые провокации (дело Литвиненко - это, дескать, всего лишь звено в этой глобальной цепи провокаций). Рационального ответа на эти естественные вопросы вы в статье не найдете: автор ими просто не задается.

  • Кстати, о радиоактивности. Отношение к этому аспекту дела особенно характерно. В Британии сразу после обнаружения полониевого следа на телеэкранах появилась глава Агенства по Охране Здоровья (Health Protection Agency) - дама с устрашающе звучащей для русского уха фамилией Труп (Professor Pat Troop) и призвала всех, кто мог быть с полонием в контакте, обратиться куда следует. Это агенство регулярно сообщало общественности о ситуации, будь то список всех мест, подвергшихся деконтаминации или статистика обратившихся с подозрениями на заражение - вся информация доступна на сайте Агенства. Так, на конец марта более 700 человек сдали необходимые анализы (у 17 человек уровень радиации в моче превысил 6 millibecquerels (mBq) per day, что предполагает некоторый не слишком значительный риск для здоровья в долговременной перспективе), а 673 человека из 52 стран мира были идентифицированы как возможно получившие некоторую дозу, и данные о них были переданы властям этих стран. Все также помнят, какой переполох поднялся в Германии, где Ковтун "наследил" в квартире бывшей супруги.

    В России же людей больше интересовало, насколько (будто бы) легко приобрести полоний на неких коммерческих американских сайтах и тому подобные басни. Я не помню публичных сообщений, что, дескать, отслежены все передвижения носителей радиоактивности Лугового с Ковтуном по той же Москве: интересует ли кого, какие квартиры, офисы, рестораны и прочие общественные места они посещали (и была ли проведена деконтаминация), с кем тесно общались, в курсе ли те, кто мог подхватить от них некую дозу, куда обращаться, если что, и т.д.? И о деятельности сверхэнергичного в других случаях санитарного врача Онищенко что-то слышно было совсем мало. Самолеты - да, вроде бы, были зачищены (возможно потому, что иностранные пассажиры на них летают). Тем более не наблюдалось озабоченности тем, что если все-таки полоний был добыт преступниками в России, то как же обстоят в этой суровой отрасли дела с безопасностью? Ведь были же смерти известных людей, сходные с литвиненковской по симптомам (Щекочихин, Цепов). Нет, это никому (ни парламенту, ни СМИ) не интересно.

  • Лично мне показались очень характерными (и забавными!) эпитеты, которые МИД России использовал в своих официальных заявлениях: действия британской стороны были, в частности, охарактеризованы как "провокационные", "политизирующие так называемое дело Литвиненко", "аморальные" и "русофобские". Каждый из этих так органично звучащих в устах дипломатов (российских дипломатов!) эпитетов - очень многозначителен (выражение "так называемое дело Литвиненко" - особенно прелестно). Принимать позу несправедливо обижаемых (саму по себе неблагодарную: обида - это удел слабых), да еще с намеком на собственное моральное превосходство - это надо быть уверенным, что оппоненты не способны вспомнить ничего из практики самих ревнителей высокой морали. А они ведь способны...

    О "политизации дела" особенно интересно порассуждать. Все это время (вплоть до отказа в экстрадикции) ни одно британское официальное лицо (ни полиция, ни прокуроры, ни министры, ни Тони Блэр, наконец) ни разу не сказало, что в убийстве виноват Путин, ФСБ, Россия или что-нибудь в этом роде. Все время подчеркивалось, что комментариев не будет, что речь идет о чисто уголовном деле, что среди обвиняемых пока что - только частное лицо Луговой. А что с российской стороны? Достаточно привести слова президента Путина:

    "после того, как британские власти позволили собраться на своей территории значительному количеству проходимцев, жуликов и террористов, они создали условия, в рамках которых подвергаются опасности жизнь и здоровье самих подданных Великобритании, и вся ответственность за это лежит на британской стороне". При этом он (со свойственным ему уважением к дипломатическому этикету) назвал сам факт запроса на экстрадикцию "глупостью" - все это до того, как был дан официальный ответ на этот запрос.

    Или такая его новейшая и, конечно же, очень дипломатически тонкая характеристика британских коллег: "Мозги им надо поменять, а не конституцию. То, что они предлагают - это, очевидно, рудимент колониального мышления". Невозможено представить себе, чтобы английский премьер говорил о России в таком тоне. Ну а если президент не стесняется, то что говорить о всяких "заминистра внутренних дел" или "зампрокурора" и прочих чиновниках, публично негодующих по поводу несовершенства британской правоохранительной системы или сообщающих об операциях британских шпионов Березовского и Литвиненко на территории России. И после этого будем удивляться "политизации" дела?!

  • Вспомним и уже упомянутый и последовательно задаваемый с российской стороны общий фон отношений между странами. Всю эту шпиономанию начиная с абсурдистского "шпионского камня", постыдное преследование британского посла прокремлевским молодежным движением (в разгар этой постановки министр иностранных дел демонстративно принял начальника юных хунвейбинов), все эти басни Лугового и прочих (пресс-конференция лица, обвиненного в тяжком преступлении, транслировалась в прямом эфире государственного канала!) о вербовках, шпионах и торговле британским гражданством. А как не процитировать такой очевидно фантазийный пассаж из Известий о замыслах находящихся под постоянным контролем МИ6 агентов (журналист нашел собеседника - который сам был "агентом МИ6" - не на улице, а с помощью Центра Общественных связей ФСБ):

    Во время одной из поездок в Турцию, в августе 2005-го, Литвиненко настоятельно попросил у меня разрешения провести в моем номере какую-то встречу, — вспоминает Вячеслав Жарко. — Случайно я увидел, что он встречался с двумя бородатыми мужчинами, похожими на наших кавказцев. Видимо, в качестве дополнительной защиты от прослушки они заперлись в ванной комнате и открыли там кран. Из номера Литвиненко вышел с каким-то металлическим предметом, похожим на контейнер. Я не знаю, что это и о чем они говорили, но после этого случая Литвиненко стал еще более загадочным. Однажды он рассказал о том, что готовится серия терактов, один из которых "потрясет всю Россию, да и весь мир". При этом Литвиненко добавил: "Путину скоро конец".

    Кстати, Лев Сигал в нашем с ним диалоге авторитетно объяснил мне, почему Луговой с кампанией получили такую зеленую улицу в этом перешедшем все рамки здравого смысла паблисити: все дело, оказывается, в свободной российской прессе: "Освещение его пресс-конференции российскими СМИ, в том числе государственными, это их информационная политика. Вы ведь отделяете британские СМИ от британского правительства. Вот и российские отделяйте. Они также независимы - при любой форме собственности. Вообще, этот уважаемый мною журналист по-новому раскрылся в этом разговоре...

  • Раз уж вспомнили Л. Сигала. Вот цитаты из его статьи (вполне, впрочем, умеренной на фоне других откликов) Военная гроза: "абсолютно бесцеремонный британский демарш", "презрение к "туземным" конституциям и судам в потомках колонизаторов неистребимо". Который в нашем с ним диалоге попутно указал, что зато действия российской стороны были "безупречны". Вообще, все это нарочитое удивление и возмущение "наглым Лондоном", выплеснувшееся (несколькими волнами; последняя набирает мощь после свежего интервью Посол Великобритании в России о "деле Лугового") на страницы СМИ, отдает каким-то простодушным лицемерием. Ну хорошо, предположим, англичане своим демаршем нарушили какие-то дипломатические правила. Но мы-то, российские люди, мы-то сами, что - действительно так уважаем нашу Конституцию, что сама мысль о ее даже не изменении, а о "гибкой трактовке" приводит нас в ужас? Вот г-н Посол помянул некоторые конституционные нормы, которые очевидным образом расходятся с тем, что имеет место в российской действительности: он неправ?

    Ладно, оставим Конституцию. Но вот выраженное англичанами сомнение, что суд в Москве (состоись он) удовлетворял бы "стандартам непредвзятости и объективности"? Мы что, действительно прилагаем эти высокие определения к нашему суду? Вообще к нашей правоохранительной системе? Мы не шарахаемся от нашей милиции, высоко оцениваем репутацию Прокуратуры? Так почему же мы удивляемся, что англичане просто (пусть и недипломатично) назвали вещи своими именами - притом, что не в порядке незначимого обмена любезностями, а в контексте проблемы, для них реально важной? Объясняя, почему не могут принять любезное приглашение прислать все собранные доказательства и довериться российскому суду?! Да одна новейшая пресс-конференция в Генпрокуратуре очень наглядно показывает, что они были правы.

  • И снова о мотивах демарша Британии. В журнале donnerwort я высказал свою точку зрения, которую здесь воспроизведу с минимальными поправками:

    По-моему мнению, демарш Британии (очевидно уязвимый с формально юридической точки зрения) - это попытка отказа играть по правилам, которые российская сторона в этом деле установила и которым затем следовала. С самого начала Россия намертво привязала беспрецедентное преступление с применением беспрецедентных средств к своим разборкам с Березовским (значимость которых в Британии малопонятна даже тем, кто в курсе дела). Всю дорогу, очень последовательно, разговор переводился на злодеяния этого демона, на необходимость его выдачи (вот только тогда и будем, быть может, проблемой Лугового заниматься) и т.п. При том, что прямых данных о том, что БАБ был вовлечен в убийство Литвиненко, насколько я понимаю, нет.

    Демарш Британии - это попытка прокричать то, что не услышали за полгода спокойных разговоров (официальная Британия, в отличие от официальной России, очень долго избегала каких-либо высказываний, могущих как-то свидетельствовать о предвзятости в отношении России; да, СМИ много чего - и часто глупого и несправедливого, писали; на то они и СМИ - российские в этом смысле как минимум не уступали. Но британский официоз вел себя чрезвычайно корректно). А именно: мы считаем это происшествие чрезвычайным и самодостаточным, и не намерены приравнивать его к давним и мутным деяниям беглого олигарха (которые он осуществлял в тесном сотрудничестве со многими из тех, кто сегодня правит Россией). И что-то должно быть сделано, несмотря ни на какие формально-дипломатические правила. Пропагандисткие игры в медийном пространстве, со всеми этими будто бы готовящимися в Лондоне заговорами против Путина, вербовками и шпионами, целящие, как всем понятно, в основном во внутрироссийскую аудиторию - это ваше дело; мы в эти игры в данном случае играть не хотим. И теперь, когда надежды на судебное преследование подозреваемых исчезли, осталось одно: назвать вещи своими именами.

    Да, если рассматривать это дело вне контекста, которым оно обросло - то действительно: Луговой выдан быть не может в принципе. Но если все-таки вспомнить о сути беспререцедентного дела и о том, какие сигналы о нем все это время доносились из России (чего одно поведение Лугового с его шпионскио-заговорщицкими баснями, поддержанное всей мощью лояльных российским властям СМИ и очевидно невозможное без санкции сверху, стоит!), то этот демарш показывает: Россия может быть права в вопросе выдачи формально, но она не показала на деле, что заинтересована в раскрытии совершенного на британской территории преступления и наказании виновных. А именно это - главное и для британского, и для мирового общественного мнения. Поэтому по большому счету дипломатическая уязвимость демарша в данность случае не столь значима. А вот сигнал (пусть символический), что претендующему на уважение государству так вести себя нельзя, нашел понимание и в британском обществе, и в мире. Потому что бывают случаи, когда суть важнее записанных в учебниках условостей.

    Так я читаю ситуацию с британской стороны. Разумеется, я исхожу из того, что у британских властей есть веские основания считать, что нити ведут к Луговому. Так ли это - никто из нас не знает. Но доступных косвенных данных достаточно, чтобы признать это вероятным


  • Меня не нужно убеждать, что Березовский в принципе способен на все и для него не существует моральных ограничителей; я всегда к нему относился плохо - даже в те времена, когда его нынешние высокопоставленные ненавистники в России (готовые, кажется, ради личной вендетты поставить под удар интересы страны) были его друзьями и партнерами. Почему же я практически не сомневаюсь, что не он и не его люди организовали это убийство? Всего два соображения:

    (1) Делать это по собственной инициативе он вряд ли бы стал: риск не просто велик, а чрезвычайно велик. Если бы нити расследования привели к нему (следы остаются всегда, а британская полиция умеет работать - что бы о ней российские коллеги не говорили) - то никакие деньги и никакие связи не спасли бы его от мгновенного ареста. Тем более, что его деятельность и вообще очень раздражает правительство.

    (2) Значит, говорят нам некоторые заинтересованные лица в России, он действовал под контролем и при помощи британских спецслужб (агентом которых он, как нас уверяют, является). Почему это крайне сомнительно (даже если не задаваться вопросом, зачем британским спецслужбам это нужно)? Дело в том, что в расследовании дела Лугового задействовано много различных, независимых друг от друга, ведомств: полиция, прокуратура, спецслужбы, упомянутое выше Агенство по охране здоровья. Плюс политические структуры. Невозможно представить себе, чтобы очевидно нелегальная деятельность по организации такого убийства такими средствами вкупе со спорными, мягко говоря, последствиями для страны и ее интересов (не говоря об угрозе здоровью населения), привела бы к полному молчанию всех многочисленных вовлеченных лиц. Просто жизнь здесь устроена так, что информация так или иначе просочилась бы наружу. "Гриф секретности" здесь не является чем-то таким, что подминает под себя все - примеров предания секретной информации гласности (в том числе потому, что кому-то казалось, что такая гласность - в общественных интересах) можно найти в последние годы немало. И той устрашающей ауры, которая сопровождает деятельность российских спецслужб, здесь - применительно к собственным спецслужбам - нет и в помине.

    Кстати, в связи с делом Литвиненко часто поминается и "дело доктора Келли" - как пример того, что в Британии возможны нераскрытые и замалчиваемые убийства спецслужбами противников правительства. Надо ли говорить, что обычно ссылающиеся на это дело имеют очень туманное представление, что же на самом деле было в реальности. Вот я недавно не выдержал и ввязался в разговор с юзером sergeyhudiev, который активно эту тему в разных журналах поминал. Получился забавный разговор. Хотя и предсказуемый.

  • Приведу несколько ссылок на материалы, где авторы высказываются о ситуации в близком мне духе:

    Угрозы пальчиком
    Федор Лукьянов Русский стиль

    В пределах жж обращу внимание френдов на свежие посты vimvim Политический анимизм и История с отравлением Литвиненко. Целый ряд ссылок на очень интересные оригиналы британских заявлений и обсуждений по данной проблеме можно найти у bbb.

  • Ну и в заключение, по сложившейся традиции, приведу типичный, на мой взгляд, отклик неполитизированного англичанина - это фрагмент колонки, опубликованной в минувший четверг (т.е. еще до объявления российских санкций) в газете The Times. Автор - музыкальный обозреватель этого издания Ричард Моррисон.

    Comrades with arms

    by Richard Morrison

    Some of the most thumping hangovers of my life have been acquired in Russia. And some of the warmest instant friendships. Russians are the only people on the planet who can go from heady exhilaration to deepest gloom to morbidly hilarious black humour in a single sentence. I love their company, their music, their literature and of course their vodka – though probably not as much as they do.

    So I am saddened by the worsening diplomatic relations between London and Moscow, particularly as it seems increasingly possible that this will jeopardise the superb cultural exchanges between our countries in recent years. As I write, there are even fears that the Bolshoi Ballet won’t get visas for its summer season at the London Coliseum.

    Of course I understand that the Russians need to be taught a lesson. You just can’t send trained killers into someone else’s country and bump off people you don’t like. Er, except in Iraq, obviously.

  • Отдельным пунктом вынесу утверждение, которое мне кажется самоочевидным. А именно: "Дело Литвиненко" - это в очень значительной мере внутреннее дело России. Именно в ее долговременных интересах это дело раскрыть и виновных примерно наказать. Увы, этот тезис многим просто непонятен.

    Продолжение темы:
    Многозначительная Россия - 70: какой вопрос не задали Луговому
    Многозначительная Россия - 73: Фильм BBC о Луговом или Портрет Патриота

  • Tags: Власть, Персоны, Полемика, Политика, Пропаганда, Россия-Британия, Террор
    Subscribe
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 130 comments
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →